Солдаты ворвались в дома родственников лидеров повстанцев и захватили 40 человек, в том числе детей

Знаменское, Россия - В 6 утра российские солдаты забрались на стену, выбили окно и снесли входную дверь. Их жертвы еще спали.

Подгоняя 67-летнего Хаваза Семиева и его жену криками и пинками, солдаты втолкнули их в грузовик, поджидавший снаружи, потом вернулись за остальными - его двумя сыновьями и двумя племянниками, женой сына и 52-летней сестрой. Потом - и Семиев не верил своим глазам - они вернулись за его внуками: 11-летним Мансуром, 9-летней Малхазни и 7-летним Мамедом.

По пустым утренним дорогам Чечни их, в одних ночных рубашках и носках - повезли в командование российской армии в Ханкале. Там мужчин заставили встать на колени, опустив голову к земле. На голову каждому натянули мешок, а руки связали за спиной. В следующие 24 часа, каждый, кто пытался пошевелиться, получал удар.

Через день после захвата более тысячи заложников в городе Беслане, как предполагалось, чеченскими сепаратистами, у России были свои заложники. В четверг в Ханкале было собрано примерно 40 членов семей лидеров чеченских сепаратистов. Их отпустили в воскресенье, на следующий день после окончания кризиса с заложниками.

Дочь Семиева Кусама - жена лидера чеченских сепаратистов Аслана Масхадова. Вокруг Семиева были неожиданно собраны члены больших семей бывшего чеченского президента Масхадова и чеченских боевиков Шамиля Басаева и Доку Умарова. Брат Масхадова находился в палатке вместе с другими мужчинами, а его пожилая сестра - в соседнем здании с другими женщинами и детьми. Пятилетний ребенок оказался дальним родственником одного из лидеров повстанцев.

'Мы решили, что они хотят обменять нас на заложников в Беслане', сказал Семиев в интервью, которое было взято у него дома в маленьком городке на севере Чечни.

'Они хотели, чтобы людям Чечни было так же плохо, как людям в Беслане', сказала Лиза Ахмадханова, соседка брата Масхадова Лемы. 'Они просто ненавидят чеченцев. Они мстят нам, как только у них появляется возможность'.

Российские власти заявили, что целью захвата людей была их защита. В заявлении оперативного штаба на Северном Кавказе говорится, что российские силы получили данные, согласно которым лидеры повстанцев планируют убить нескольких своих родственников, а затем обвинить в убийстве российские правоохранительные органы.

В штабе также утверждают, что имеются доказательства того, что в различных районах Чечни формируются 'спонтанные группы', чтобы 'излить свой гнев' на родственниках лидеров повстанцев, по-видимому, в связи с событиями в Беслане.

'Там был полковник, очень красноречивый, и все его боялись. Он говорил, что мы должны благодарить Бога за то, что нас вовремя забрали, потому что Масхадов и Басаев якобы отдали приказ увезти нас в здание [в Беслане] и казнить вместе с заложниками', - сказал Семиев.

Семья над этим горько смеется: 'Если он так думал, то он должен быть полным кретином', говорит племянник Хаваза Асланбек Семиев, один из задержанных.

Представитель Масхадова в Лондоне Ахмед Закаев заявил, что российские власти пытаются терроризировать террористов - хотя Масхадов отмел все обвинения в организации теракта и осудил захват заложников.

'Они следуют стандартной практике, которую создали почти сто лет назад большевики, и которую осуществлял Сталин. Они считали, что на каждый акт террора нужно ответить еще более крупным, еще более страшным, более ужасающим террористическим актом, - сказал Закаев. - В соответствии с этой практикой, необходимо шокировать террористов и дать им понять, что вы ни при каких условиях не пойдете на переговоры с ними'.

Члены семьи Масхадова говорят, что впервые встретили многих членов семей Басаева. 'Я там разговаривал с одним тучным пожилым человеком', сказал Семиев. 'Мы пытались проследить его родственные связи с Басаевым. Оказалось, что он женат на тетке Басаева, или что-то в этом роде. Мы заблудились в родословной. Но, в конце концов, было интересно познакомиться с ним теперь. Мы даже обнялись, когда расставались'.

Реакция чеченцев на события в Беслане, где погибло 335 заложников и 700 было ранено, смешанная. Люди чувствуют боль за погибших детей и тихое возмущение из-за того, что не оплакивают так жертв двух войн Чечни с Россией, длящихся уже десять лет.

'Конечно, нам жаль заложников в Беслане, но в Чечне такое происходит каждый день', говорит Бучу Абдул-Кадырова, сестра Масхадова, одна из тех, кого задержали на прошлой неделе.

Табарик Гадаева, продающая семечки на рынке вблизи чеченской столицы Грозного, говорит: 'Я сидела у телевизора и сходила с ума. Я думала: что за люди могли это сделать? Что за люди могут так обращаться с детьми?'

Муж Гагаевой исчез в 1995 г., хотя его развороченную машину нашли на месте проведения российской военной операции. Двое ее братьев и свояченица брата погибли в том же году, после того, как подъехали российские военные на бронетранспортере и спросили о ране на руке брата, которую тот получил от осколка во время бомбежки.

'Они сказали: 'Раз ты ранен, значит боевик', рассказывали ей свидетели ареста. Сначала их пытали. Они отрубили им ноги по колено и руки. Девушку они буквально распороли сверху донизу.

'Так что вы понимаете, что, когда по телевизору показывают происшедшее в Беслане, я с огромной болью вспоминаю то, что случилось в моей собственной семье. Я с дрожью вспоминаю об этом и плачу'.

'Это было неправильно. Мы вовсе этого не одобряем', сказал Ислам Исламов, 27-летний житель села Турбино. 'Захватчики заложников говорили о выводе российских войск из Чечни, но я не думаю, что вывести все войска - это хорошая мысль. Если это произойдет, то в республике будет полный бардак'.

Но и арест родственников лидеров повстанцев вызвал негативную реакцию, особенно, когда выяснилось, что в результате побоев два человека получили переломы а еще несколько - синяки.

'Они схватили стариков. Какое отношение они имели к полевым командирам здесь или заложникам в Беслане?', говорит 27-летний Магомед Ахмадов. 'Думаю, что они сделали это из ненависти. Думаю, они хотели показать, что они сильны'.

67-летняя Абдул-Кадырова сказала, что российские следователи задавали ей общие вопросы о контактах с братом, которого она не видела с тех пор, как в 1999 г. его сбросили с поста президента, и он укрылся в горах, чтобы оттуда руководить повстанцами.

'Там были люди, которые говорили какие-то страшные вещи о нас, вроде того, что из нас надо сделать пепельницы. Я не знаю, что значит 'сделать из человека пепельницу', но это звучит очень угрожающе', сказала Абдул-Кадырова.

'Как только теракт, они говорят: 'Это рука Масхадова, здесь чеченский след!'. Они заучили это наизусть, так что разбуди их среди ночи, они вам это скажут', говорит она.

Большая часть задержанных говорит, что русские ищут информацию о тех, кто осуществил захват заложников, но все едины в том, что это сигнал командирам повстанцев: 'Мы знаем, где ваши семьи'.

'Там были четырехлетние дети, груднички, малыши, только начинающие ходить - они просто хотели продержать нас в заключении', говорит Абдул-Кадырова. 'Люди говорили: 'Помните, как Путин травил газом своих людей в Москве [во время освобождения заложников из театра на Дубровке] и это они хотят сделать с нами сейчас.

'Люди были напуганы. Знаете, русские на все способны'.

Абдул-Кадырова уверена, что ее брат никогда бы не отдал приказ захватить в заложники детей.

И в то же время, она уверена, что арест семьи Масхадова не изменит его решений от имени движения сепаратистов.

'Мой брат борется за независимость Чечни. Он хочет, чтобы чеченцы были свободны, он не хочет, чтобы они подчинялись России', сказала она. 'Мой брат никогда не откажется от своего дела, а если откажется, то его больше нельзя будет считать человеком'.

'Мой брат скорее убьет всех нас, чем отдаст нам русским'.