Кремль попытался погасить беспрецедентную волну критики президента Путина, поднявшуюся вчера в российской прессе, добившись увольнения главного редактора самой уважаемой газеты страны за его детальный репортаж о кровавой трагедии в Беслане.

Этот шаг заставляет предполагать, что наравне с подготовкой антитеррористических мер господин Путин также займется подавлением критики в средствах массовой информации, особенно последних голосов инакомыслящих в московской прессе.

Что примечательно, Путин, бывший офицер КГБ, в субботу обратился к народу с призывом укреплять систему безопасности России, но также заявил, что 'мы просто не можем и не должны жить так же беспечно, как раньше'.

Через два дня был уволен Раф Шакиров, главный редактор газеты 'Известия', за то, что в воскресном выпуске газеты на всю первую полосу была напечатана фотография человека, выносящего из школы полуголую девочку. Заголовок на развороте гласил: 'Весь пол был завален телами погибших детей'.

Владелец газеты, металлургический магнат Владимир Потанин, не скрывает хороших отношений с Кремлем, в то время как первая полоса, вышедшая под началом Шакирова, не соответствовала стремлению властей приглушить ужас от того, что произошло в Беслане. Увольнение главного редактора не случайно, потому что российская печатная пресса, в отличие от жестко контролируемого государством телевидения, до сих пор умудрялась сохранять элемент свободы в принципах освещения событий.

А господин Шакиров, после того, как он вывел 'Известия' из состояния советской серости и увеличил тираж до 234 с половиной тысяч экземпляров, теперь присоединится к немалому числу независимых журналистов, не могущих найти работу в России.

Его увольнение заставляет предположить, что Кремль собирается вернуться к советской практике скорее убивать гонца, приносящего недобрую весть, нежели бороться с собственными недостатками. В Беслан не пустили двух выдающихся журналистов, критиковавших политику Кремля в Чечне: Анна Политковская, обладательница многих журналистских премий, отравилась, попив чаю в самолете, летевшем на Северный Кавказ, и вынуждена была лечь в больницу, а корреспондент 'Радио Свобода' Анатолий Бабицкий был задержан в московском аэропорту за 'хулиганство'.

Два года назад, когда чеченские террористы захватили театра на Дубровке в Москве, в целях безопасности Кремлем были введены ограничения на деятельность журналистов во время террористических актов. Но оставалось подозрение, что власти просто хотят, чтобы никто не передавал плохих новостей.

Оправданность этого подозрения подтвердилась, когда государственное телевидение признало, что власти лгали народу относительно масштабов последней трагедии. В течение нескольких дней власти утверждали ,что в школе находится 354 заложника, зная, что реально их тысяча двести.

Даже сейчас Кремль говорит о меньшем количестве погибших: официально их 338, но, по сообщениям информационных агентств, жертв более четырехсот, и еще о двух сотнях людей ничего не известно. Власти обвиняют в том, что они не включили 350 неопознанных частей тел погибших в число жертв, и до сих пор родственники этих людей страдают от неопределенности - им говорят, что 'об их родственниках ничего не известно'.

Кроме того, российские телезрители и читатели увидели гораздо меньше, чем люди за границей. В пятницу западные телеканалы, отменяя ранее запланированные передачи, выходили в прямой эфир пять раз, а по российским едва ли можно было вообще увидеть, что происходит на месте трагедии.

Два крупнейших российских государственных канала не выходили в прямой эфир почти час, когда на месте событий оказалась телекомпания НТВ, в которой цензура чуть менее жесткая. Камера не переставая тряслась, слышны были только проклятия операторов в ответ на то, что происходило вокруг, но после этого пошел самый полный репортаж.

После этого государство, видимо, заставило напрячься и другие каналы. По настоянию государства же ведущие новостей и корреспонденты попытались снять с властей ответственность за происходящее, упирая на то, что штурм школы не планировался. Кроме того, примечательно, что, каждый раз, когда российские корреспонденты начинали говорить о количестве погибших и раненых, ведущие из Москвы быстро убирали их из эфира.

Но вчера российская печатная пресса ясно дала понять, что ее не удастся заставить замолчать так же легко, как телевидение. Вчера все российские газеты вышли со статьями, протестующими против этой попытки введения цензуры, и в них было много жесткой критики президента Путина, что для российских газет вообще нехарактерно. Все заголовки кричали, обвиняли, требовали и задавали неприятные вопросы. Даже первая полоса проправительственного 'Московского комсомольца' вышла с огромным заголовком 'Хроника вранья'.