Обмен пленниками? Предложение, которое якобы делал президент Владимир Путин террористам, звучит удивительно и вызывает сомнение, будто оно может отвечать истинному главе Кремля.

Освободить арестованных боевиков - такое можно было бы ждать от Бориса Ельцина, гарантировавшего в 1995 году после драмы в Буденновске террористам, захватившим заложников, беспрепятственный отход, но не от его холодного, углубленного в себя преемника, который в период своего правления показывал себя всегда человеком, последовательно наказывающим преступления, и в меньшей мере гибким тактиком.

Ибо и сам Путин о подобном неожиданном соображении до сих пор не говорил.

Известным образом, такая самая последняя версия, распространенная дружественным Москве республиканским руководством Северной Осетии, показательна. Смешение правдивой, полуправдивой и выдуманной информации о драме с заложниками распространяется с очевидным попустительством или опрометчивостью по Беслану и по всей стране, как будто и не было катастрофы 'Курска'. Теперь, наверное, может появиться лишь одна легенда, что, мол, Путин пытался сделать все.

Понедельник и вторник в России, прежде всего, дни траура. Безграничная жестокость террористов не поддается осмыслению. Поэтому понятно чувство мести тех, кого террористический акт коснулся, и населения всей страны. Но во вспышке чувств уже сейчас чувствуется сильный гнев, вызванный противоречивой информационной политикой, почти напоминающей старые советские времена. Поэтому срочно нужна ясность, иначе Путину грозить опасность упустить бразды правления.