Мир начал меняться 1 сентября 2004 года, когда в небольшом городке Беслане на юге России, в маленькой школе началась тяжелая драма с захватом заложников. Когда 4 сентября, после трех дней оргии, пыток и убийств исламофашистов, она закончилась, Россия стала другой. Драма в Беслане изменила Россию так же, как события 11 сентября 2001 года изменили Соединенные Штаты Америки, как, в конце концов, изменится весь мир.

Потери в Беслане были не так велики, как у нас - погибли сотни, не тысячи. Однако общенациональный шок сопоставим с нашим, поскольку их страдания были очень велики и длительны, и потому что прямой целью нападения оказались российские дети. Их выбрали в качестве жертвы глобальной сети исламского терроризма.

Вся Россия день за днем в ужасе смотрела, как детей убивали, взрывали, насиловали - вместе с их беспомощными родителями и учителями, и как другие маленькие дети медленно умирали от жажды, обезвоживания, тепловых ударов. В школе, где вода била фонтанами, умирающим заложникам не давали и глотка, из-за чего им приходилось пить собственную мочу. Этим мучениям подвергли 1 200 россиян. Более трети из них, а возможно и около половины, погибли. Большинство погибших - дети, втиснутые вплотную один к другому в заминированный спортивный зал, где с баскетбольных колец свисала взрывчатка.

В школе исправно работали туалеты, но узникам не разрешали пользоваться ими. И хотя пока не до конца ясно, кто эти 20-30 исламских террористов, мучивших и убивавших детей понятно одно. Здесь, как и ранее в Испании, действовали не только доморощенные террористы 'местного розлива'. В этом тщательно спланированном и безжалостно проведенном нападении на самое дорогое, что есть у цивилизованного человека, принимали участие и другие силы. Нападением на детей Беслана руководил интернационал исламофашистских варваров с имперскими замашками. И это изменило все.

До Беслана врагам цивилизованного мира было довольно легко играть и выигрывать в старой игре 'разделяй, властвуй и продавай'. Русским было легко верить в то, что на них нападают только местные, чеченские террористы. Легко верилось, что война Америки против глобального исламского террора является чем-то далеким, не имеющим к ним отношения; что Россия может использовать эту войну в своих целях, не вступая в нее.

Легко верилось, что эта война не имеет отношения к той, которую ведет Израиль, или к той, в которой отказались участвовать граждане Испании, Франции, Германии, Бельгии и Канады. До событий в Беслане Россия легко сходилась с Францией, старой Европой и ООН в проведении политики временно выгодного умиротворения лидера иракского террора Саддама Хусейна. Она охотно использовала жульническую программу 'нефть в обмен на продовольствие'. Она легко зарабатывала быстрые деньги, помогая лидерам иракского террора разрабатывать ядерное оружие, о котором они так мечтали. Россия легко присоединилась к Евро-арабской оси, возглавляемой французами, и к продажному международному суду, протянув руку палестинским главарям террористов и осуждая их жертвы.

После Беслана некоторые россияне по-прежнему могут утверждать, что продолжение умиротворения глобальной сети исламского терроризма - это самая лучшая политика. В конце концов, так же думают и некоторые американцы. Но как там, так и здесь, такие утверждения уже не пройдут. В России, как недавно в Америке, некоторые люди молча проглотят свою скорбь и обратят гнев против собственного правительства, заявляя, что беспомощность властей стала главной причиной всех этих смертей.

И в Америке, и в России некоторые люди по-прежнему предпочтут разрушительный самообман, настаивая на том, что местные группы исламофашистов не имеют отношения к международной террористической сети, что силовое решение невозможно, что в росте количества жертв терроризма прежде всего виноваты алчные российские капиталисты, неотесанные и бесшабашные американские 'ковбои' или расчетливо манипулирующие общественным мнением еврейские подстрекатели войны. Они по-прежнему будут верить, что сделка с исламистским дьяволом возможна и желательна.

Но в конечном итоге эти голоса слепого ханжества и пораженчества не будут иметь решающего значения. Миллионы россиян получили такой же жестокий урок, как мы 11 сентября. Они поняли, что мы находимся в состоянии войны с жестоким глобальным противником, исламистским врагом, который в равной степени ненавидит христиан, индуистов, прогрессивных мусульман и евреев.

С врагом, которого нельзя умиротворить, от которого нельзя откупиться, которого нельзя потихоньку спихнуть на других. С врагом, против которого мы обязаны объединиться. Мы должны рубить многочисленные головы этой уродливой гидры, где бы они ни появлялись, иначе она будет рубить наши головы и головы наших детей. Такая трансформация произойдет в России не вдруг, не скоро, но она произойдет, и Россия вновь станет нашим мощным союзником, каким она была в годы Второй мировой войны.

Каким она стала после того, как поняла, что пакт о мире Сталина и Гитлера, как и Мюнхенский сговор, являются ничего не стоящими бумажками, нацеленными на получение краткосрочных выгод путем умиротворения зла, и прямой дорогой к смерти и уничтожению. В конце концов, Россия снова будет бороться вместе с нами, вместе с нашими самыми верными союзниками - Англией и Австралией, как она боролась в сороковые годы. На этот раз свободная Польша, демократическая Италия, недавно получившие свободу небольшие страны Восточной Европы, Латинская Америка и Азия не только присоединятся к нам, но и сохранят свои богом данные свободы после нашей победы.

Путин уже начал понимать это. С беспрецедентной прямотой он сказал народу России: 'Мы проявили слабость, а слабых бьют'. Он уже протягивает руку, надеясь на помощь от нас и от Израиля. Израиль откликнется - откликнется со всей щедростью, если многократно оклеветанные правые силы страны сохранят свою власть. Откликнемся и мы, если нами по-прежнему будет руководить Джордж Буш. А если вы считаете, что Россия слишком слаба, испорченна и разобщена, чтобы ответить щедростью на щедрость, вам стоит задуматься вновь.

В начале сороковых она выглядела точно так же. Однако Россия дралась отчаянно и внесла важный вклад в нашу победу во Второй мировой войне. Третья мировая война, или война холодная завершилась. Мы в ней победили, Россия на нашей стороне. И мы победим в Четвертой мировой войне, как ее точно называет Норманн Подхорец (Norman Podhoretz). Победим гораздо быстрее, если Россия будет с нами.