Путин принял власть, пообещав восстановить порядок железной рукой. Он сам выбрал наилучший полигон для этой политики: Чечню. Пять лет спустя, следует констатировать, что эта программа выполнена наполовину, власть спецслужб была во многом восстановлена, чего нельзя сказать о безопасности. Чечня, раздавленная 'надлежащим образом', по-прежнему - ад не только для ее обитателей, но и для российских солдат. И заново обретенное влияние бывшего КГБ не мешает террористам-исламистам все чаще и чаще бросать России все более чудовищные вызовы, они уже под стенами Кремля. Поражение Путина очевидно, но уроки не будут извлечены.

Несмотря на настоящую голгофу, устроенную в Чечне жестокими и неуправляемыми российскими войсками, последние по-прежнему не контролируют ее. Боевики, националисты или исламисты, остаются недосягаемыми, также как и мафия. Ошибка Путина не в том, что он не вступает в переговоры с террористами, как он делает вид, что, якобы, именно в этом его упрекают, ошибка в том, что он исключил любые перспективы развития событий, кроме подавления (забудем о сатрапе, зависимом от него). Гарантированная безнаказанность 'действующих лиц' повлекла за собой коррупцию, глубоко проникшую в эти круги, и повлекшую полную неэффективность в работе. Полицейская власть живет в симбиозе с бедствием, которым пытается оправдаться.

Знаковый момент - коррупция полицейского аппарата вызывает недовольство российских граждан, согласно недавнему опросу общественного мнения. Улучшение экономической ситуации благодаря росту цен на нефть, а также взятие под контроль средств массовой информации, - достаточное основание для создания общественного мнения, которое редко отваживается на критику. Критикуется лишь то, что лежит совсем на виду. Однако все указывает на то, что Путин продолжит действовать в русле 'великой' российской традиции: исправлять недостатки в полицейской системе с помощью набора новых кадров. Как если бы афганский опыт не показал, что даже самая автаркическая из автократий не сможет выбраться из трясины, в которой погрязла.