'Зловещей угрозой' назвали западные наблюдатели заявление начальника российского Генерального штаба Юрия Балуевского о том, что 'Россия будет делать все для уничтожения баз террористов в любом регионе мира'. Применение ядерного оружия он все же исключил. Это ограничение мало успокаивает. Против кого все же, собственно, направлена угроза? И по каким районам собираются наносить удары?

Помимо этого неясно, как армия в случае причастности международных террористов к захвату заложников собирается разыскивать их базы, чтобы нанесением превентивного удара помешать совершению террористического акта? Российская армия не в состоянии даже найти чеченских главарей, сказал бывший глава военных дипломатов Леонид Ивашов. Западные военные эксперты тоже видят за заявлением, прежде всего, внутриполитические соображения, преследующие цель успокоить население. Российская армия в настоящее время вовсе не готова к проведению таких операций.

Пустой угрозой назвала заявление Балуевского 'Независимая газета'. Начальник Генерального штаба сам хорошо знает, что средств у Москвы для проведения 'политики длинной руки' недостаточно. Армия недофинансируется, она плохо подготовлена и плохо оснащена.

А российские антитеррористические подразделения? В Беслане они и сами не соблюли самое элементарное правило при проведении подобных операций: они не заблокировали местность и не смогли закрыть доступ к школе вооруженным родственникам заложников. Россия не способна использовать упреждающие военные удары, как США, в качестве средства в антитеррористической борьбе. Слабость России, однако, не должна никого успокаивать. 'Мы проявили слабость, - сказал Путин в своем необычно принципиальном обращении к нации по поводу событий в Беслане, - а слабых бьют'.

Это лишь часть правды. На Кавказе именно слабость российской армии приводит к эскалации насилия. Влияние международных террористических организаций на конфликт на Кавказе является следствием этого ожесточения. Поэтому к заявлению российского Генерального штаба о желании заранее реагировать на угрозу должны серьезно отнестись, прежде всего, республики Кавказа и Средней Азии. Там, предполагает Москва, и не совсем беспочвенно, находятся места, где рекрутируют своих членов международные террористические организации.

Террористки, на которых возложена ответственность за гибель двух самолетов, слишком часто, согласно первым данным, полученным в ходе следствия, бывали с столице Азербайджана Баку. Правозащитные организации сообщают оттуда, что радикальные исламские группировки получают все более заметное влияние. Их, очевидно, поддерживают единомышленники из соседнего Ирана. Такие же тенденции можно наблюдать в кавказской республике Дагестан на юге России. С тех пор, как в начале 1999 года был убит либерально настроенный и популярный среди населения муфтий Дагестана Саид Мухаммед Абубакаров, радикальные исламистские группировки постепенно усиливают свое влияние. К тому же повсеместное присутствие российских военных в соседних с Чечней республиках - в Дагестане и в Ингушетии - рассматривается в большей мере в качестве повода для провокаций, чем помощи. Отдаленные горные районы рядом с Грузией во все времена были для чеченских боевиков местом, куда они могли отходить в случае отступления.

Россия опасается также усиления подрывных сил в бывших советских республиках Средней Азии. Узбекистан пережил в этом году уже три крупных террористических акта. Если правительство России собирается распространить охоту на террористов и на территорию этих стран, то тогда можно опасаться конфронтации с США. Со времени войны в Афганистане они содержат в Узбекистане и в Таджикистане военные базы. Военную помощь США получают также Грузия и Азербайджан.