В хаосе и накале страстей, которыми неизменно сопровождаются террористические акты против мирного населения, для предотвращения массовой паники очень важную роль играет предоставление надежной официальной информации. Во время ужасающего захвата террористами школы в городе Беслане, что на юге России, такая информация населению не предоставлялась.

Российское правительство лгало о том, сколько людей находится в здании, лгало о том, какие люди напали на школу, и о том, в какой стадии находятся переговоры с ними. Власти ввели своеобразную информационную блокаду. Не было сообщений о независимых попытках проведения переговоров с захватчиками. На самом деле, репортажи практически отсутствовали. Возможно, такая блокада внесла свою лепту в ужасный итог трагедии. Сейчас ситуация выглядит так, будто ничего не знающие бдительные жители, вооруженные ружьями, начали пальбу, которая привела к штурму здания. Результатом этого стала гибель сотен детей и российских военных, в которых по ошибке стреляли жители.

Контроль за новостями с места событий был гораздо более жестким, чем ранее. Известный военный корреспондент Анна Политковская заявила, что в самолете, которым она летела на юг России, ей дали усыпившее ее снотворное. Произошло это после того, как она попыталась связаться по мобильному телефону с лидерами чеченских сепаратистов, которые, по ее мнению, могли вступить в переговоры с захватившими школу террористами. А корреспондента 'Радио 'Свобода' Андрея Бабицкого, известного своим отказом идти в кильватере линии властей, просто арестовали в Москве и не дали поехать в Беслан.

Редактора в целом проправительственной газеты 'Известия', который сделал смелый шаг, попытавшись точно осветить ситуацию, за такие действия уволили. Государственный контроль за средствами массовой информации - это уже не просто телевизионные каналы, которыми руководят ставленники Кремля, и не просто мягкое и почти неощутимое давление. Сегодня это - жесткая тактика советского образца, и поразительно, что почти никто за рубежом не осудил за такое поведение российские власти.

Подобные действия не сулят ничего хорошего русским. Однако для жителей Северного Кавказа, соседей Беслана, эти действия предвещают еще более тяжкие времена. Из-за чувствительных и взрывоопасных, по типу Балкан, межэтнических отношений в данном регионе, из-за возможной мести в ответ на теракт, которая усугубит насилие, надежная официальная информация в ближайшие недели будет иметь еще большее значение. Придется противостоять слухам, успокаивать бушующие страсти. Но, если никто не верит государству, если никто не верит средствам информации, кто будет этим заниматься?