Безрассудный правитель

Кремль отвечает на предполагаемую угрозу международного терроризма решительными изменениями в государственном строительстве. Это окончательно похоронит принятый к реализации двадцать лет назад проект преобразований в России. Устраняются последние и без того слабые цитадели политической и структурной самостоятельности.

Путин называет это усилением 'вертикали власти'. С этой концепцией глава Кремля пришел пять лет назад. Результаты катастрофические: больше не существует самостоятельных демократических институтов, но это всего лишь второстепенный аспект. Серьезнее то, что империя Путина нестабильна, как никогда раньше. Со времени распада СССР жизнь граждан никогда не была опаснее, чем сегодня, коррупция поразила все уровни власти. У России больше нет провидческой перспективы. Кремль в одиночестве ведет страну обратно в непонятную историю.

Если драма с заложниками в Беслане и преподала урок, то он заключается в следующем: вертикаль власти проявила несостоятельность. Она сама стала источником зла и нестабильности. Концентрация власти, самоизоляция Кремля и мириады покорных стражей порядка, демонстрирующих беспомощному автократу надуманный проект видения действительности, ведут страну к пропасти. Политическая элита вместо безжалостного анализа противится самокритике и диалогу с обществом. На благоразумие она не способна. Усиление приказной вертикали служит лишь сохранению своей собственной власти.

Но это заблуждение. Стабильность автократии основывается на том, что она лишена каждодневной политической работы. Опасность самоизоляции растет, властный центр превращается все больше и больше в мертвеца. Все реже устанавливается обратная связь между обществом и государством, бюрократией и Кремлем. Сто лет назад это привело к пропасти монархию, два десятилетия назад - Политбюро КПСС. Теперь на очереди Владимир Путин, и он грозит потянуть за собой Россию.