Война между Россией и добивающейся независимости от нее Чечни хорошо известна своими зверствами. Однако уровень жестокости достиг небывалого доселе уровня, когда банда террористов, состоявшая из чеченцев, ингушей, арабов и одного африканца, взяла в заложники целую среднюю школу в североосетинском Беслане. В результате чудовищной драмы погибло более 300 человек, половина из которой - дети, и более 180 пропало без вести. Это было еще одним напоминанием всему миру об уязвимости России перед лицом исламского терроризма.

В течение одной единственной недели два пассажирских авиалайнера потерпели крушение с разницей во времени в несколько минут; произошел подрыв смертницы у станции московского метро, который унес жизни нескольких случайных прохожих, оказавшихся на месте взрыва; группа боевиков захватила и впоследствии убила сотни ни в чем не повинных школьников. Чечня стремительно выходит из-под контроля и угрожает стать для России вторым Афганистаном.

Российские власти во всех этих событиях увидели прямую связь с "Аль-Каидой", и в очередной раз пообещали принять жесткие меры в борьбе, которые они ведут в Чечне против терроризма и боевиков, стоящих на позициях исламского фундаментализма. Президент Владимир Путин на недавнюю вспышку насилия ответил предложениями по усилению собственной власти в новой России, где и без того высока степень централизации власти, однако это не приведет к решению подлинных проблем. Недавние акции террористов, совершенные во имя независимой Чечни, должны напомнить русским и другим о сложном комплексе проблем, сложившихся в отношениях России с ее многочисленным мусульманским населением.

По официальным данным число мусульман, проживающих на территории России, достигает 20 млн. человек при общей численности населения в стране составляющей почти 150 млн. Первоначально мусульманское население было насильно включено в состав Российской империи, а затем и Советского Союза. При этом на протяжении веков их религия находилась под строгим контролем со стороны государства. Особенно отчетливо эта тенденция проявилась в годы советской власти, когда свобода вероисповедания была в значительной степени урезана. Большая часть мечетей и медресе (мусульманских духовных школ) была закрыта или уничтожена, и в стране оставалось совсем немного мест, где можно было относительно свободно исповедовать ислам. В годы правления коммунистов у людей отняли религию. Народу было оставлено право отмечать лишь немногие церковные праздники и соблюдать основные религиозные обряды. На момент распада в 1991 г. Советского Союза подавляющее большинство советских мусульман имело лишь скудные познания в области ислама и весьма ограниченный доступ к возможности исповедывать свою религию.

После 1991 г., когда свобода вероисповедания стала одним из главных принципов политики новой демократической России, ситуация резко изменилась. Государства стало активно способствовать развитию свободы основных религиозных конфессий, исповедывающихся на территории Российской Федерации: православия, ислама и иудаизма. Ислам переживал подлинное возрождение. По всей стране открывались сотни мечетей и духовных школ не без значительной финансовой поддержки со стороны Саудовской Аравии, Турции и Ирана. Данные процессы означали также, что население в основной своей массе смогло вступить в непосредственный контакт с религией, к которой на протяжении веков сохранялось пренебрежительное и подозрительное отношение.

По прошествии десятилетних попыток силой установить контроль над Чечней, Россия так и не смогла достигнуть своей цели - осуществлять правление в республике через своих людей в местном политическом руководстве. Преимущественно суннитское население этой территории так и не примирилось с ее включением в состав Российской империи в 1859 году. В 1920 г. на волне революции в России чеченцы провозгласили создание автономной республики, однако позже она вошла в состав Советского Союза. В 1944 г. сталинское руководство страны обвинило чеченцев в сотрудничестве с фашистскими войсками, и сотни тысяч жителей республики были принудительно высланы в Казахстан, откуда им было позволено вернуться на Родину только в 1957 году.

После распада Советского Союза в 1991 г. чеченцы снова заявили о своем стремлении добиться независимости. Борис Ельцин, занимавший в то время пост президента страны, отказался предоставить им независимость и в 1994 г. ввел в республику войска, начав двухлетнюю войну, которая закончилось выводом всех федеральных войск с территории республики и фактической независимостью Чечни, не признанной, впрочем, международным сообществом.

Новые власти в республике оказались не способны сдержать рост преступности, коррупции, противостоять движению исламских радикалов, - все это выплеснулось на соседние российские республики, и дошло до сердца самой России. После серии взрывов в жилых домах, прокатившихся в 1999 г. по территории России - ответственность за которые была возложена на чеченских радикалов - власти страны под руководством президента Владимира Путина приняли решение повторно ввести войска на территорию Чечни, начав тем самым вторую чеченскую войну, которая не закончена и по сей день, и продолжает гноиться подобно нарыву на теле России. Путин считает, что в действительности врагом является исламский терроризм, а не чеченский национализм.

В своих отношениях с мусульманским населением российские власти пытаются проводить сбалансированную политику. С одной стороны, они развернули значительный военный контингент в республике и выступили с решительной критикой радикальной ветви ислама и действий исламских фундаменталистов и боевиков - многие с которых являются арабами по происхождению, - стоящих за многочисленными и широкомасштабными кровавыми вылазками, направленными против российских военных и граждан в Чечне и прилегающей к ней регионах. С другой стороны, они постоянно заверяют мусульманское население в том, что оно может свободно исповедовать ислам, и что ему обеспечено самое широкое участие во всех областях жизни страны.

В Москве не могут оставлять без внимания тот факт, что многочисленное мусульманское население страны, лишенное на протяжении десятилетий возможности изучать и исповедовать ислам, теперь стремится наверстать упущенное. Неизменно растет привлекательность ислама среди мусульманской молодежи. Начали, похоже, процветать и более радикальные исламские учения, примкнуть к которым стало возможно в связи с появившейся после 1991 г. широкой свободой вероисповедания. Действуя совместно с местным мусульманским духовенством, государство активно занимается внедрением в религиозную практику более умеренной формы ислама, и даже допускает участие исламских партий в работе местных органов власти. Однако возможность возникновения трений между мусульманами и государством в стране сохранятся.

В горах Северного Кавказа Путин прочертил линию, от которой Россия не отступит. При этом президент исходит из целого ряда факторов, среди которых можно указать на следующие: опасение сохранения хаоса у границ России в этом регионе; убежденность в том, что Россия не должна идти на дальнейшие территориальные уступки где бы то ни было, а также представление о том, что чеченцы не смогли воспользоваться шансом обретения национальной независимости, который им был предоставлен.

В 2000 г. Путин предостерег относительно того, что если исламский экстремизм сможет широко распространится среди мусульманского населения Кавказа, он может выплеснуться в Повольжье, приведя либо к исламизации этого крупного региона, либо к образованию на его территории нескольких независимых государств. Если Чечня отколется от России, это, по мнению Путина и других российских руководителей, может вызвать требования предоставления независимости со стороны других субъектов федерации в этом регионе. К востоку от Чечни находится Дагестан, входящий в состав Российской Федерации. Эта многонациональная по составу республика испытывала определенные проблемы из-за обострившихся отношений между проживающими на ее территории народами. К западу от Чечни находится Ингушетия, с которой Чечня в свое время образовывала единую республику. Ингуши, со своей стороны, воевали с жителями Северной Осетии, по вероисповеданию являющимися православными христианами, и чьи дети оказались жертвами бесланской трагедии.

Война в Чечне во многом способствовала возникновению неприязни среди широких слоев населения и в ряде случаев в самих властных структурах к российским мусульманам. Отрицательное отношение и подозрительность может привести к вспышкам насилия на межнациональной почве, как это уже имело место в Индии, где также проживает значительная по численности мусульманская община.

Русские, возможно, будут более открыто выражать свою неприязнь к чеченцам в Москве и к мусульманам в целом в других регионах страны, усматривая в сторонниках ислама угрозу устоявшемуся образу жизни нации. Ведь предыдущие акции чеченских исламских экстремистов не были столь частыми и не ставили перед собой целью безнаказанное убийство невинных детей.

Москве придется осторожно и аккуратно балансировать между курсом на преследование и уничтожение исламских террористов и обеспечением безопасности, мира и спокойствия для многочисленного мусульманского населения страны.