Не догадываешься, что еще о нем можно было бы что-то сказать. Можно только вспоминать его имя, можно думать о нем в минуты одиночества и безутешности, в эти трудные времена, когда от ответственных за народ политиков так хочется немного участия, намека на человечность?

Перед тем, как наша свободная, демократическая страна возьмет на себя обет вечного, свинцового или железного молчания, несколько небольших замечаний с тем, чтобы великий правитель не оказался непредвиденно и нежелательно в информационной дыре. Герхард Шредер (Gerhard Schroeder), во-первых, - мужчина, во-вторых, - федеральный канцлер этой великолепной страны, и, в третьих, помимо всего - верный, заботливый супруг и отец семейства. У него красивые волосы, ему 60 лет, он мил и приветлив, но он может, смотря по обстоятельствам, молчать.

Он, понятное дело, не любит, когда беспокоят его жену и его детей, прежде всего, он молчит о своей приемной дочери, которую зовут Виктория. Она родом из России и уже несколько недель является членом его семьи. Ему не нравится также, когда о его новой дочери говорят другие.

Почтенная организация по правам ребенка terre des hommes в связи с тем, что скоро Всемирный день ребенка, напомнила о необходимости соблюдения международных стандартов при адоптации детей. По вопросу адоптации маленькой Виктории организация, по ее собственной информации, высказываться не имеет права: было временное распоряжение земельного суда Гамбурга. Кто, видимо, распорядился на этот счет? И правда не имею понятия.