Шоу 'Day to Day' (День за днем), 20 сентября 2004 года

Ведущий Алекс Чедвик (ALEX CHADWICK)

Это 'День за днем' и ведущий программы Алекс Чедвик.

Далее в программе - об открытии завтра в Вашингтоне Национального музея американских индейцев.

Во-первых, некоторые правозащитные организации России сегодня заявляют, что сама идея демократии в стране почти мертва. Она стала последней жертвой захвата чеченскими террористами две недели назад школы, в результате которого погибли сотни российских детей. Вслед за этим терактом президент Путин снова заявил о необходимости принятия жестких мер для борьбы с террористической угрозой и уже начал принимать некоторые меры, которые ведут к усилению его собственной власти. Недавно я говорил на эту тему с корреспондентом 'Los Angeles Times' в Москве Кимом Мерфи.

Ким, на этой неделе в вашей газете была опубликована Ваша статья. В ней говорится, что президент Путин предпринял, цитирую 'одну из самых мощных мер по консолидации президентской власти с момента падения коммунизма'. Об этом говорят русские. Почему?

Госпожа Ким Мерфи ('Los Angeles Times'): Ну, если взглянуть на эти изменения, предпринятые в индивидуальном порядке, они могут показаться незначительными. И только когда понимаешь, какая власть сегодня сосредоточивается в руках президента, то начинаешь осознавать значимость данных перемен. Завоевав на декабрьских выборах прошлого года значительное большинство в Думе, что позволяет ему контролировать российский парламент, Путин сейчас сделал так, что те места, которые занимали независимые депутаты, не включенные ни в какие партийные списки, будут переданы партиям. Следовательно, Кремль сможет осуществлять над ними эффективный контроль.

Чедвик: Те есть теперь, если я хочу посоревноваться за одно из этих мест, я сначала должен получить одобрение партии. Я должен быть их человеком.

Мерфи: Совершенно верно. И кроме этого, губернаторы всех 89 регионов России, которых до сегодняшнего дня выбирали в ходе голосования на выборах, вновь будут назначаться Кремлем.

Чедвик: Получается, что президент Путин давно хотел это сделать, и сегодня в качестве оправдания своим действиям он использует угрозу терроризма?

Мерфи: Мои источники говорили мне, что помощники Путина уже довольно давно убеждали его сделать это. Данный вопрос серьезно прорабатывался с мая. Путин тогда не решался окончательно пойти на этот шаг, но когда произошла бесланская трагедия, чаша весов перевесила.

Чедвик: Как он объясняет этот шаг народу России? Каким образом назначение губернаторов на посты вместо их избрания помогает в борьбе с терроризмом?

Мерфи: Знаете, все задают этот вопрос. Каким образом одно связано с другим? В целом, президент объясняет это довольно абстрактно: во времена кризиса, когда нападения и угрозы идут со всех сторон, государство должно быть сильнее.

Чедвик: Люди, которых Вы цитируете в своей статье, которые работают в правозащитных организациях, в разных комитетах, они, похоже, полностью разочарованы. Могут ли они что-то сделать? Могут ли они обратиться в какой-то судебный орган, или каким-то иным путем возродить демократию в России?

Мерфи: Проблема состоит в том, что институты, призванные защищать демократию, в стране уже закрыты. Парламент полностью находится под контролем партии, преданной Путину. Суды коррумпированы и делают то, чего хочет от них Кремль. В настоящее время нет возможности для проведения свободных выборов даже на местном уровне. Если вы хотите выступить против этого, куда вы будете обращаться? Система сдержек и противовесов полностью отсутствует.

Чедвик: Я думаю, люди давно уже сомневаются в приверженности России нормам демократии. Но если Вы в своих оценках, опубликованных в статье, окажетесь правы, события последних 10 дней, двух недель, окажут крайне серьезное воздействие на будущее России. В каком направлении, по Вашему мнению, будут развиваться события?

Мерфи: Знаете, об этом много говорят. Говорят, что Путину и его правительству можно верить на слово, что Путин привержен идеям демократии, что Россия сделала выбор в сторону Европы, что в этих мерах нет ничего такого, ну, чего следовало бы бояться. Что не следует беспокоиться по поводу концентрации власти в руках Путина. Но люди серьезно обеспокоены другим: а что будет после Путина? Знаете, национал-радикалы на последних выборах выглядят все сильнее и сильнее. Если Путин покидает президентское кресло, и ему на смену приходит такой националист, да еще и 'ястреб войны', он получит огромный объем власти, причем совершенно законно, и вот тогда все забеспокоятся.

Чедвик: Ким Мерфи, корреспондент 'Los Angeles Times' в Москве.

Спасибо, Ким.

Мерфи: Пожалуйста.