Серия террористических актов, кульминацией которых стало чудовищное массовое убийство сотен невинных детей, родителей и учителей в Беслане, доказывает без всякой тени сомнения, что сегодня Россия является наиболее слабым звеном в войне против радикального исламского терроризма.

Президент Путин прав, заявляя, что цель Шамиля Басаева и его местных и зарубежных друзей состоит в разжигании более широкого конфликта на Северном Кавказе, развале Российской Федерации и уничтожении политического режима России. Эта опасность стоит не только перед Россией, но и перед другими странами, особенно перед США. Убийцы, готовые стрелять в спины сотен детей, будут лишь счастливы, если им предоставится возможность для совершения катастрофического по последствиям террористического акта, по масштабам сопоставимого с ядерным взрывом.

Угроза, с которой сегодня столкнулась Россия, это в основном ее собственное детище. Руководство Путина несет ответственность за почти пятилетие гибельной политики, разрушившей экономику Чечни и враждебно настроившей значительную часть ее населения благодаря жестокости и многочисленным нарушениям прав человека со стороны федеральных войск и спецслужб. Нереформированные и никому не подотчетные вооруженные силы, милиция и спецслужбы сделали сегодня российский народ более уязвимым для терроризма, чем когда Путин пришел к власти.

Путин также несет ответственность за превращение слабой формы государственного правления с ростками демократии в полуавторитарное государство. Продолжающаяся централизация государственной власти, включая авторитарные меры, объявленные Путиным 13 сентября, может оказаться неэффективной в мобилизации российского общества на результативную борьбу против терроризма. История прошедших пяти лет показывает, что укрепление авторитарной власти сопровождалось ростом террористических угроз России.

Однако в международных делах не существует идеальных партнеров. Советский Союз Иосифа Сталина вряд ли был образцом демократической добродетели, однако без мужества советских солдат Третий Рейх прожил бы гораздо дольше и уничтожил бы еще миллионы жизней. Соединенные Штаты в период 'холодной войны' также объединяли усилия с Турцией и Южной Кореей, которые временами приобретали печальную известность из-за нарушений прав человека и авторитарных методов правления. Нравится это США или нет, Россия является важным партнером в любых объединенных международных усилиях по уничтожению 'Аль-Каиды'.

На самом деле, сейчас в политических кругах США должны звучать сигналы тревоги, предупреждающие о том, что Россия не справляется с угрозами, и мы должны оказать России как можно большую поддержку. Прошло уже более двух лет с того времени, как Соединенные Штаты начали действовать в Ираке. С точки зрения американской политики, предполагаемое стратегическое партнерство США и России носит неглубокий и в большой степени риторический характер в основном по субъективным причинам, но не по объективным.

Но сегодня многие россияне видят в отношении Соединенных Штатов к России злой умысел и недобрые намерения. Путин в завуалированной форме намекнул на это в своем обращении к народу 4 сентября, когда он упомянул темные и таинственные силы, которые стремятся ослабить Россию и боятся ее ядерного оружия. Эти слова вызвали шквал антизападных и особенно антиамериканских комментариев в российских печатных и электронных средствах массовой информации.

В общественное сознание впрыснута мощная доза ненависти к несуществующим врагам для поисков козлов отпущения и отвлечения внимания общественности от многочисленных провалов политики в Чечне и на Северном Кавказе, а также от провалов российских спецслужб и разведки в деле предотвращения террористической угрозы. Достаточно сказать, что в двусторонних отношениях сегодня существует большая доля двойственности и недоверия, как со стороны Вашингтона, так и со стороны Москвы.

Безусловно, войну России против террора должны вести россияне и российское государство. Поскольку государственная власть в стране все больше и больше зависит от одного человека, Путин взвалит на себя основную ответственность за мобилизацию и сплочение своего правительства и народа. Хотя цели Басаева и компании распространяются далеко за пределы чеченской независимости или вывода федеральных войск, укрепление безопасности российского народа должно начаться в Чечне.

Это означает более открытый политический процесс с вовлечением в него различных сил, масштабную помощь в деле восстановления, наказание за нарушения прав человека, и, конечно, поимку и/или уничтожение тех, кто спланировал и осуществил теракты в России. Физическое устранение Басаева во многом уменьшит существующие угрозы. Тот факт, что он остается на свободе спустя десять лет после начала первой войны в Чечне, многое говорит о возможностях российских спецслужб. Крупные изменения в политике в Чечне и усиление эффективности федеральных сил безопасности потребуют огромной политической воли и мудрости от Путина. До сегодняшнего дня этого не отмечалось.

Соединенные Штаты, их союзники и партнеры могут и должны приложить больше усилий по поддержке Путина в следующих областях: 1) предоставление более полной разведывательной информации; 2) материально-техническая помощь в обеспечении большей безопасности российских границ, аэропортов, другой транспортной инфраструктуры, атомных электростанций, а также ядерного, химического оружия и материалов; 3) оказание большей помощи в пресечении источников финансировании из-за границы террористических групп, действующих на территории России; 4) обучение и, возможно, прямая оперативная помощь в деле поиска и захвата террористов. Даже самые скромные успехи американо-российского сотрудничества в снижении угроз России и ее безопасности могут многое сделать для разрушения барьеров недоверия. У нас нет сомнения в том, что многие угрозы России являются одновременно и угрозами интересам США.

Россияне и американцы вместе скорбят в связи с трагическими событиями двух сентябрей. После 11 сентября 2001 года Путин проигнорировал рекомендации своих главных советников по международной политике и от всего сердца поддержал Соединенные Штаты в их усилиях по уничтожению движения талибов в Афганистане. Он сделал это не в силу каких-то особых отношений с президентом США Джорджем Бушем и не из особой любви к Америке. Он сделал это, потому что уничтожение движения Талибан и террористов, которых оно укрывало, напрямую соответствовало национальным интересам России.

Аналогичным образом, после страшных событий сентября в России Соединенные Штаты не могут позволить, чтобы их вполне оправданные замечания об авторитарных тенденциях Путина помешали им оказать России помощь в уничтожении терроризма. Ставки слишком высоки.

Эндрю Качинс является директором Центра Карнеги в Москве. Дмитрий Тренин является ведущим научным сотрудником Фонда Карнеги за мир во всем мире. Данная статья предоставлена ими для 'Moscow Times'.