Масхадов еще раз настойчиво дистанцировался от преступления, связанного с захватом заложников в Беслане и охарактеризованного им как террористический акт. Он заявил через пресс-службу 'Чеченской республики Ичкерия', что в условиях войны 'к несчастью практически невозможно' предать виновников таких преступлений суду. Это должно быть незамедлительно сделано после окончания войны. При этом он назвал конкретно имя Басаева.

В качестве причины роста числа террористических актов Масхадов назвал 'российский геноцид в отношении чеченского народа', жертвами которого стали 250000 человек, в том числе 42000 детей. По его словам, Международный трибунал обязан тщательно расследовать военные преступления, совершенные обеими сторонами.

Масхадов потребовал политического урегулирования конфликта, которое дает международные гарантии недопущения геноцида. Президент России Владимир Путин имел с Масхадовым до момента захвата заложников в московском музыкальном театре 'Норд-Ост' неофициальные контакты. С той поры он называет официально Масхадова террористом, с которым вести переговоры не может. Кстати, ответственность за захват заложников в Москве взял на себя тоже Басаев.

Во время последнего захвата заложников в Беслане Москва 3 сентября снова искала контакта с Масхадовым. Чеченский политик договорился с уполномоченным Путина по этому региону Асланбеком Аслахановым выступить в качестве посредника. Однако дело до этого не дошло, поскольку ситуация в школе обострилась.

В конце прошедшей недели в Грозном прошла конференция по теме 'Чеченская Республика на пути постконфликтного возрождения". Комиссар по правам человека Совета Европы Альваро Хиль-Роблес (Alvaro Gil-Robles) сказал, будучи одним из организаторов этого мероприятия, что конференция была 'очень плодотворной' и найдет позитивную оценку 'на самом высоком уровне в Москве'.