В последнее время из России приходит много печальных известий, но на прошлой неделе прозвучало сообщение, вселяющее некоторую надежду. В результате опроса, проведенного прокремлевским фондом 'Общественное мнение', выяснилось, что, несмотря на массированную 'рекламную кампанию' по телевидению, простые россияне не поддерживают реформы, предложенные президентом Владимиром Путиным, в том числе назначение глав регионов.

61% участников общенационального опроса выразили несогласие с предложением, по сути позволяющим Кремлю отбирать на посты глав регионов угодных ему людей. Как показал опрос, подавляющее большинство россиян выступает и против предложения Путина об отмене выборов в Думу по одномандатным округам. Вместо этого предлагается, чтобы Дума состояла только из депутатов, избранных по партийным спискам, что фактически блокирует прохождение в парламент независимых кандидатов. Этот шаг поддержали лишь 9% респондентов. В то же время, 50% опрошенных заявили, что доверяют депутатам, избранным от одномандатных округов.

Руководствуясь горьким опытом или простой интуицией, большинство россиян четко дали понять: они не верят, что усиление государства - это решение всех проблем. Возможно, они не в восторге от своих нынешних губернаторов, но не готовы и отказаться от права выбора.

На результаты опроса, несомненно, повлияла трагедия в Беслане. Трехдневный кризис с захватом заложников, в ходе которого погибли сотни детей, показал, что государство - не просто препятствие на пути успешного развития страны, но и причина ее главных проблем. Затеянная Путиным кровавая война в Чечне, призванная повысить самооценку России, лишь породила террористов, неоднократно наносивших государству унизительные поражения.

Главная опора Путина - военные и службы безопасности, вновь продемонстрировали, что не в состоянии делать то, за что налогоплательщик платит им деньги: защищать граждан России. Как показал Беслан, они не извлекли никаких уроков из кризиса с заложниками в 'Норд-Осте'. Другие государственные ведомства, к примеру, медицинские, также ничему не научились. Два года назад из-за несвоевременно оказанной срочной помощи погибло 129 человек; то же самое произошло и в Беслане, хотя число жертв этого теракта по-прежнему неизвестно. Каждый, кто следил за бесланским кризисом по передачам CNN, мог воочию убедиться, что власти не смогли даже обеспечить достаточное количество машин 'скорой помощи' для доставки раненых в местные больницы.

Кремль отреагировал на бесланскую трагедию именно так, как обычно поступают российские правители в подобных ситуациях: нагромождая горы лжи, и пытаясь еще больше расширить полномочия всесильного и бессильного государственного аппарата, всегда готового к 'закручиванию гаек'. После пяти лет пребывания на посту президента Путин может записать себе в актив лишь одно достижение: укрепить государство, как показал Беслан, ему не удалось, зато он смог усилить власть и наполнить карманы бюрократии в ущерб безопасности и благосостоянию всего общества. Удалось ему и удовлетворить стремление бюрократии контролировать все, что только можно, в том числе, как показывает 'дело 'ЮКОСа'', и богатства страны.

Несмотря на всю ложь, обман и репрессии, в обществе, как позволяют предположить результаты недавнего опроса, еще не угасло сопротивление попыткам создать всесильное государство. Другим подтверждением этому стали действия телевизионных менеджеров и журналистов, которых часто считают самым послушным и продажным элементом российской элиты. Больше четверти членов Академии российского телевидения подписали на прошлой неделе открытое письмо, где говорится о государственной цензуре в электронных СМИ.

Три программы канала 'НТВ', недавно снятые с эфира - 'Свобода слова', 'Красная стрела' и 'Намедни' - получили в пятницу вечером премии ТЭФИ. В то же время 'телеперсоны', считающие, что проявлять лояльность по отношению к государству важнее, чем говорить зрителям правду, ушли с церемонии с пустыми руками. Миллионы зрителей видели, с каким отвращением отнеслись к ним коллеги - это красноречиво свидетельствует о растущем недовольстве даже в тех кругах элиты, которые путинская администрация усиленно 'обхаживает' с помощью высоких зарплат и эксклюзивного доступа к информации.

Конечно, до того, как путинский режим, наконец, рухнет, положение в стране может ухудшиться - и сильно. Но одно уже ясно: для подавления растущей оппозиции своей власти Путин должен будет прибегнуть к сталинским методам. Однако Путин - не Сталин, а Россия 21 века кардинально отличается от России 1920х - 30х гг., пусть кое-кто из западных аналитиков и утверждает обратное. Стрелка часов неумолимо отсчитывает время, оставшееся у путинского Кремля, и все больше и больше и больше россиян готовы сделать все, чтобы эти часы не остановились.

Евгения Альбац - ведущая воскресного политического ток-шоу на радиостанции 'Эхо Москвы', написала эту статью специально для 'Moscow Times'