В этой истории немало захватывающих моментов. В декабре 2004 года Россия заблокировала принятие бюджета ОБСЕ (Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе). Она сочла, что он больше не отвечает ее интересам. Это парадоксально, так как Москва долгое время полагала, что для нее ОБСЕ - наилучшая возможность высказать свое мнение по европейским делам. Эта организация была основана в 1975 году, в те времена, когда говорили о разрядке в отношениях между Востоком и Западом, что должно было означать некоторое затишье в холодной войне между двумя блоками.

Являясь результатом Хельсинских соглашений 1975 года, она называлась в то время СБСЕ (Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе). Идея исходила от СССР, который, будучи не в силах добиться заключения договора по приданию законности своим приобретениям после второй мировой войны, надеялся закрепить новые внутренние европейские границы (и прежде всего, границу между двумя германскими государствами).

Сначала заколебавшись, западные страны согласились подписать Заключительный акт только при одном условии: к вопросам безопасности и экономического сотрудничества, которые прежде всего интересовали Кремль, должен был быть добавлен вопрос о соблюдении прав человека, вызывавший у него лишь презрение. Ни западные, ни, тем более, советские руководители не могли предвидеть, что ссылка на Хельсинские соглашения станет оружием в руках диссидентов и тем ферментом, который послужит разложению коммунизма.

После краха советской системы СБСЕ превратилось в ОБСЕ, чтобы заложить основы общеевропейской системы. В то же время, из-за обретения независимости бывшими советскими республиками и распада Югославии, число ее членов увеличилось с 35 до 55, выйдя за строго очерченные рамки европейского континента. В отличие от Европейского Союза и НАТО, на которые она не рассчитывала иметь большого влияния, Россия отдавала должное ОБСЕ, организации, действующей на основе консенсуса, где она обладала подлинным правом вето.

Все шло хорошо, пока ОБСЕ занималась равновесием сил в новой географии Европы или - действительно руководствуясь вопросом защиты прав человека - защищала русскоязычное меньшинство в новоиспеченных независимых государствах Балтии.

Отношения испортились по двум причинам. С одной стороны, ОБСЕ устала напоминать России о неоднократно принимавшихся ею обязательствах о выводе войск и закрытии военных баз в независимых государствах бывшего СССР. Например, Молдавии и Грузии.

Москва не выполняет своих обязательств, не делает никаких выводов, однако бесконечные напоминания ее раздражают. С другой стороны, ОБСЕ посвящает немалую часть своей деятельности наблюдению за ходом выборов в странах, не имеющих продолжительной демократической традиции.

А это для Кремля уже слишком. Российский министр иностранных дел Сергей Лавров недавно сказал без обиняков: 'В последние годы наблюдается явный дисбаланс в деятельности ОБСЕ, которая сконцентрировалась исключительно на контроле развития демократии и уважения прав человека в Восточной Европе и государствах бывшего СССР. Не этому были посвящены принятые в 1975 году в Хельсинки решения'.

Другими словами, ОБСЕ должна вернуться к истокам СБСЕ, такой, как ее представлял себе Советский Союз в 1970 году, настаивая на равновесии сил и экономическом сотрудничестве, и прекратить придавать слишком большое значение 'третьей корзине'.

Недавно на Кавказе Россия вновь продемонстрировала свое пренебрежительное отношение к ОБСЕ. Еще несколько лет назад Кремль объявил persona non grata в Чечне представителей ОБСЕ, которые могли бы быть свидетелями злоупотреблений российской армии. Зато в 1999 году он затребовал многонациональные силы для наблюдения за российско-грузинской границей, особенно на ее чеченском участке.

Россия на самом деле подозревала правительство Грузии в том, что оно закрывает глаза на пересечение границы вооруженными людьми, вливающимися в отряды сепаратистов. Примерно 145 безоружных человек осуществляли операцию по наблюдению на границаме, чтобы быть уверенными в том, что не наблюдается ни малейшего передвижения людей в обоих направлениях. Это была самая значительная проведенная ОБСЕ операция на местности.

С первого января их уже не видно. Русские отказались от пролонгации их миссии, обвинив их в 'неэффективности', и отдали предпочтение двустороннему наблюдению. Может быть, они им особенно мешают в тех районах, которые стремятся отделиться от Грузии.

Не желая иметь 'черную дыру' на собственной границе с большим северным соседом, грузинский президент Саакашвили надеется, что на их место придут другие силы. Похоже, Запад не хочет дать Москве себя парализовать, но никак не может прийти к наилучшему решению. Что же предпочесть: небольшой контингент, который был бы сформирован из грузинских пограничников; коалицию добровольцев, хотя добровольцев что-то немного; силы, состоящие из 'новых друзей' Грузии - прибалтов и украинцев; или же операцию Европейского Союза?

25 государств спорят, все же задавая себе вопрос: а удобно ли посылать европейскую миссию, пусть даже гражданскую, на границу с Россией, не обращая внимания на протесты по поводу поддержки демократических преобразований в Грузии. Русские совсем не против устроить европейцам подобную проверку. Такой вызов они еще должны осмелиться принять.

____________________________________________________________

Избранные сочинения Даниэля Верне на ИноСМИ.Ru

Поражение Путина, надежда для России ("Le Monde", Франция)

Турция, Украина: общая битва? ("Le Monde", Франция)

Будущее России ("Le Monde", Франция)

Владимир Путин: поворот к Западу ("Le Monde", Франция)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.