February 23, 2005; Page A1

Высокопоставленный сотрудник банка Dresdner знаком с Путиным очень давно - с 80-х годов, когда они вместе работали в разведке в Восточной Германии

Маттиаса Варнига (Matthias Warnig), самого влиятельного из иностранных банкиров, работающих в России, сейчас знают все. Под его руководством российское отдаление германского банка 'Dresdner Bank AG' стало одной из ведущих кредитных организаций Москвы, а в феврале ОАО 'Газпром', крупнейший в мире газовый концерн, пригласил его в состав своего совета директоров.

Гораздо менее известно прошлое господина Варнига в качестве агента секретной службы, известной под названием 'Штази' и наводившей ужас на население Восточной Германии. Его личные и профессиональные связи с президентом России Владимиром Путиным также держатся в тени. Как показывают документы 'Штази', к которым получила доступ редакция 'The Wall Street Journal', Варниг ушел из восточногерманской спецслужбы в 1989 году в звании майора. В 80-е годы, когда Путин служил в Восточной Германии агентом КГБ, Варниг, как рассказывают их бывшие коллеги, помогал ему вербовать шпионов на Западе.

После распада Советского Союза в 1991 году эти двое снова объединили усилия - на этот раз работая на капитализм. Варнига, только что окончившего школу менеджеров в 'Dresdner', направили в Россию, в Санкт-Петербург, открывать новое отделение. В то время Путин работал в мэрии Санкт-Петербурга, и в его задачи входило привлечение иностранных инвестиций. Банк включился и в личную жизнь Путина: за его счет тот несколько раз ездил в Германию, а, когда жена Путина получила в автокатастрофе травму, банк организовал ее перевозку в одну из германских больниц.

Ни против Варнига, ни против Путина не было выдвинуто обвинений в недобросовестном заключении контрактов. Более того, похоже, что помощь, оказанная банком Путину, не нарушила ни одного из российских законов. Но все равно темное прошлое, одинаковое как для Варнига, так и для Путина - это ясный пример того, какие игры ведутся в современной России между бизнесменами и бывшими офицерами разведки. Сам Путин 15 лет прослужил в КГБ и впоследствии возглавлял ФСБ, образовавшейся после распада своей предшественницы. Придя в Кремль в 2000 году, он организовал беспрецедентный приток в высшие эшелоны власти бывших сотрудников КГБ - людей, воспитанных и специально обученных наносить как можно больший вред интересам Запада.

Самые известные из бывших сотрудников госбезопасности, допущенных в Кремль - это министр обороны Сергей Иванов, министр внутренних дел Рашид Нургалиев и шеф ФСБ Николай Патрушев, а также главы российских агентств, занимающихся экспортом вооружений, формированием оборонного заказа и контролем над оборотом наркотиков. Близкий помощник Путина и также бывший сотрудник КГБ Виктор Иванов заседает в совете директоров 'Аэрофлота', крупнейшей российской авиакомпании. В России теперь играют не в 'города', а в 'имена' - у каких еще политиков и бизнесменов найдутся вскоре подозрительные пробелы в биографиях, по которым сразу отличишь бывших 'людей в сером'.

Этот процесс совпал по времени с возрастающим беспокойством Запада относительно пути, которым идет Россия при Путине. С тех пор, как он пришел к власти, закрываются оппозиционные средства массовой информации, были отменены выборы губернаторов регионов и расчленена крупнейшая нефтяная компания России, ОАО "ЮКОС", причем с таким пылом, что у инвесторов сразу появились нехорошие мысли об инвестиционном климате в стране. В понедельник президент Соединенных Штатов Джордж Буш заявил, что Россия 'должна снова начать придерживаться принципов демократии и законности'.

Неудивительно, что, когда ему понадобились 'рабочие руки', Путин обратился к ветеранам КГБ и дружественных спецслужб. В глазах многих русских бывшие офицеры Комитета до сих пор предстают в облике людей с холодной головой и патриотически-настроенным горячим сердцем. К тому же, среди людей, рисковавших своей жизнью в стане врагов во время 'холодной войны', сформировались прочные связи, легко пережившие падение коммунизма. Президент Путин открыто и с гордостью говорит о своем прошлом в 'компетентных органах'.

В отличие от офицеров КГБ, бывших сотрудников 'Штази' в Германии после объединения зачастую поносили и преследовали, потому что люди считали их представителями ненавидимого ими полицейского государства. В Восточной Германии говорят, что 'Штази' шпионила за людьми в школах, на работе и в церкви.

Официальный представитель 'Dresdner' (сейчас банк входит в состав немецкой страховой группы 'Allianz AG' и является третьим по величине в Европе) по имени Бернгард Блом (Bernhard Blohm) заявил, что личное дело Варнига в прошлом году подвергалось проверке по запросу 'The Wall Street Journal', и в нем не было найдено никаких указаний на то, что Варниг работал на 'Штази'.

- Никаких дополнительных мероприятий мы проводить не планируем, - заявил он, - мы должны защищать своих сотрудников.

Варниг через представителя лондонского инвестиционного банка Dresdner Kleinwort Wasserstein (DrKW), входящего в структуру Dresdner, отказался от комментариев. Однако от источника в DrKW нам стало известно, что сотрудники банка знают о том, что Варниг ранее служил в 'Штази'. Он добавил, что попытки прессы узнать что-либо об этом могут означать опасность для самого Варнига и членов его семьи. А в Allianz нас попросили обращаться в Dresdner и DrKW.

Представитель Кремля подтвердил многие факты этой истории, однако он отрицает, что Варниг и Путин когда-либо работали вместе в разведке. По его словам, они не встречались до начала 90-х в Санкт-Петербурге, и что отношения между ними были 'строго деловыми'. Он добавил, что с Путиным по этому поводу нам побеседовать не удастся.

История взаимоотношений Путина и Варнига собрана по кусочкам из разведывательных документов, личной переписки и бесед с одним, с другим, а также с их друзьями и коллегами. Из документов 'Штази', попавшим в руки гражданских организаций после падения Берлинской стены, следует, что Варниг которому сейчас 49 лет, поступил на службу в восточногерманскую секретную службу в 70-х годах и, по словам Франка Вайгельта (Frank Weigelt), называющего себя бывшим куратором Варнига, содействовавшим ему в проведении самых сложных операций, быстро заработал репутацию одного из лучших вербовщиков агентов в Западной Германии.

- Варниг был гением в использовании в качестве мотивации для сотрудничества не идеологии, а личной дружбы, - говорит Вайгельт.

Как утверждает Вайгельт в серии интервью, которые проходили с ноября прошлого по февраль текущего года, Варниг завербовал в Западной Германии как минимум два десятка агентов, добывавших для него военные ракетные и авиационные технологии. Сегодня Вайгельт отвечает на телефонные звонки и занимается мелкой офисной работой на небольшом предприятии в Берлине.

Там же, в Дрездене, Путин, свободно говорящий по-немецки, также вербовал агентов, только в пользу КГБ. С 1985 года, как рассказывает Владимир Усольцев, бывший офицер из команды Путина, утверждающий, что с 1985 по 1987 годы он работал с ним в одном кабинете, Путин занимался вербовкой потенциальных 'нелегалов', которые должны были иметь возможность работать на вражеской территории без дипломатического прикрытия.

Вербовка

По словам Вайгельта, Варнига направили в Дрезден в октябре 1989 года - за месяц до падения Берлинской стены - для неофициального сотрудничества с КГБ. Советская служба безопасности проводила в городе операцию по вербовке ключевых членов 'Штази', надеясь добраться до их шпионов в Западной Германии.

Клаус Цухольд (Klaus Zuchold), бывший офицер 'Штази', утверждающий, что был завербован Путиным для сотрудничества с КГБ, говорит, что не знал имени Варнига, но узнал его по фотографии 'Dresdner', которую ему показала 'Wall Street Journal'. По словам Цухольда, Варниг был членом одной из нескольких ячеек КГБ, которые Путин организовал в Дрездене.

Ячейка Варнига, созданная Путиным после падения Берлинской стены, действовала 'под видом консалтинговой компании', но на самом деле вербовала агентов для КГБ, утверждает бывший шпион. Каждого из агентов убеждали открыть свой бизнес для финансирования шпионских операций, рассказывает Цухольд, ныне возглавляющий небольшое охранное предприятие.

Судя по пенсионным спискам 'Штази', Варниг в 1989 году получал от агентства зарплату в размере 25 680 марок ГДР (приблизительно 3 тыс. долларов по рыночному курсу).

Ирене Питч (Irene Pietsch), жена одного немецкого банкира, подружившаяся с женой Путина, Людмилой, в начале 1990-х, говорит, что будущая первая леди России как-то заявила, что с восточными немцами ладить проще, чем с западными. В разговоре за кофе в Гамбурге в 1996 году Путина в качестве примера назвала Варнига, рассказывает Питч.

'Она сказала, что мы все выросли в одной системе и что Володя и Варниг работают на одну компанию, - вспоминает Питч. - Я спросила, что она имеет в виду. Она сказала, что Матиас был в 'Штази', а Володя - в КГБ. Я была очень удивлена ее откровенностью'. По словам Питч, Путина рассказала ей, что Варниг и ее муж вместе работали в Дрездене в 1980-х.

Дружба между Питч с Путиной подтверждается десятками факсов и писем. 'Wall Street Journal' удалось взглянуть на некоторые из них. Письма показывают, что двух женщин связывала тесная дружба, они открыто говорили о своих надеждах и страхах, семьях и друзьях. Из копий видно, что г-жа Путина отправляла их по факсу из мэрии Санкт-Петербурга, Кремля и офиса г-на Варнига в Дрездене.

Вскоре после краха коммунистического режима в Восточной Германии, КГБ прекратило большинство операций в стране, и Путин вернулся в свой родной город, Ленинград, которому позже вернули дореволюционное название - Санкт-Петербург. В книге автобиографических интервью 'От первого лица', опубликованной в 2000 году, Путин говорит, что ушел из КГБ в 1991 после 15 лет службы, и называет это решение 'самым тяжелым в своей жизни'.

Бернард Вальтер (Bernard Walter), бывший глава 'Dresdner', в начале 1990-х отвечавший за операции в Восточной Европе, рассказывает, что взял Варнига на работу во время их первой встречи в 1990. По его словам, бывший шпион представился сотрудником министерства экономики ГДР. Это прикрытие он использовал и для шпионских операций в ФРГ, рассказывает Вайгельт. В то время восточногерманские функционеры пользовались большим спросом среди немецких компаний, стремящихся выйти на советский рынок. Многие из них говорили по-русски и имели связи среди советских чиновников. 'Я решил, что он хорошо образован и очень рад возможности работать на Западе', - говорит Вальтер.

По словам банкира, он не знал о прошлом Варнига в 'Штази'. Как и более 3 тысяч других сотрудников, нанятых 'Dresdner' в бывшей ГДР, Варниг подписал анкету, в которой отрицал любую связь со 'Штази', утверждает Вальтер, добавляя, что никогда не нанял бы Варнига, если бы подозревал, что тот - бывший шпион. В России же, наоборот, бывшие агенты КГБ не подвергаются особому посрамлению публики. Сам Путин никогда не скрывал симпатию к бывшим шпионам. В книге 'От первого лица' он вспоминает, как когда-то сказал немецкому консулу в Петербурге: 'Я понимаю, что у вас там кампания какая-то против бывших сотрудников госбезопасности, их ловят, преследуют по политическим мотивам, но это мои друзья, и я от них отказываться не буду'.

В 1990 Путин стал советником мэра Петербурга Анатолия Собчака. А в июне 1991 возглавил комитет мэрии по международным отношениям, став, таким образом, самым главным контактом для западных бизнесменов в бывшей российской столице.

Вскоре события повернулись так, что он стал еще более ценным. В августе 1991 попытка переворота против советского лидера Михаила Горбачева окончилась победой реформаторов, сплотившихся вокруг президента России Бориса Ельцина. Иностранные компании почуяли в падении советского коммунизма новые возможности. В том месяце, рассказывает Вальтер, он направил Варнига в Петербург для подготовки открытия офиса. Открытие состоялось в декабре 1991.

Чиновники в Петербурге поняли, что Путин и Варниг знакомы. 'Именно Путин познакомил меня с Матиасом, - говорит Сергей Беляев, бывший вице-мэр по вопросам приватизации. - С самого начала было очевидно, что у них приятельские отношения'.

Эти отношения оказались весьма ценными. 'Для начала бизнеса была необходима лицензия, а все лицензии подписывал Путин, - поясняет Дитер Манковски (Dieter Mankowski), возглавлявший петербургское отделение Ассоциации промышленности и торговли Германии в начале 1990-х. - Чтобы делать бизнес: был нужен покровитель. Это могла быть преступная группировка или государственный чиновник'.

В то время Собчак мечтал превратить Петербург в финансовую столицу России и стремился привлечь в город иностранные банки. В течение следующих двух лет Вальтер и Варниг провели переговоры с местными чиновниками, включая Путина, об открытии филиала совместно с 'Banque Nationale de Paris'. Мэрия помогла 'BNP-Dresdner' получить внушительный гранитный дворец на Исаакиевской площади, где когда-то размещалось посольство Германской империи. Банк открылся в сентябре 1993. Вскоре после этого преимущества 'Dresdner' укрепились, поскольку Россия ввела мораторий на регистрацию иностранных банков.

Большая услуга

В следующем году 'Dresdner' воспользовался случаем оказать большую услугу семье Путиных. Г-жа Путина попала в автокатастрофу и получила перелом позвоночника и основания черепа. По словам представителя банка Блома, после аварии Путин позвонил Вальтеру и попросил банк помочь его жене. Банк отреагировал немедленно, 'из гуманитарных соображений', говорит Блом. Банк оплатил перелет Путиной в специальную клинику в Бад-Гомбурге и часть расходов на реабилитацию, сообщил он, отказавшись назвать точную сумму помощи. 'Если бы это не сделал 'Dresdner', многие другие компании предложили бы свою помощь, - говорит Манковски. - Здравоохранение в Петербурге в то время было в ужасном состоянии'.

Банк также утверждает, что оплатил Путину две поездки в Гамбург, где тот провел переговоры с местными бизнесменами.

В 1995 году семью Путиных постигла еще одна беда - полностью сгорела их дача. Если верить г-же Питч и биографии Путина, написанной немцем Александром Раром (Alexander Rahr), огонь также уничтожил целый чемодан денег. Питч и Манковски утверждают, что 'Dresdner' впоследствии оплатил дочерям Путина, Марии и Екатерине, проезд и проживание в Гамбурге, где они ходили в школу. Рукописные письма Людмилы Путиной Питч показывают, что первая считала это хорошей возможностью для девочек попрактиковаться в немецком языке среди носителей. 'Надеюсь, мы втроем приедем в Гамбург (я и дети), если со школой все будет улажено', - писала Путина в 1996.

Представители Кремля и банка отрицают, что 'Dresdner' организовал поездку дочерей Путина в Германию. Но кремлевский сотрудник признал, что Путин совершил несколько поездок в Гамбург на конференции немецких и российских муниципальных чиновников и что поездки оплачивались 'немецкой стороной'.

Сегодня такие платежи частных компаний правительственным чиновникам можно было бы расценить как взятку и по немецкому, и по российскому законодательству. Но в то время это было обычной деловой практикой в России, где зарплаты государственных чиновников были мизерными. Германия запретила такие платежи только в 1999 году, когда вступила в силу международная конвенция по борьбе с коррупцией, указывает Петер Айген (Peter Eigen), глава берлинской организации по борьбе с коррупцией 'Transparency International'.

К концу 1990-х 'Dresdner' стал крупным игроком в российском бизнесе, упрочив отношения с государственным газовым монополистом 'Газпромом'. Вальтер был советником компании на протяжении шести лет, вплоть до 2000 года. 'Dresdner' выступил в качестве международного координатора первого выпуска акций 'Газпрома' для иностранных инвесторов в 1996 году и консультировал 'Ruhrgas AG' по поводу приобретения 2,5% акций газового гиганта у российского правительства в 1999 году.

В январе 2001 года 'Dresdner Bank' приобрел американскую банковскую фирму 'Wasserstein Perella & Co.' и провел ее слияние со своим инвестиционным отделением, назвав новое образование 'Dresdner Kleinwort Wasserstein' (DrKW). Вскоре после того, как в апреле 2001 года 'Dresdner Bank' был куплен компанией 'Allianz', соучредитель 'Wasserstein Perella & Co.' Брюс Вассерштайн ушел из фирмы. Тем временем, Варниг устраивал свою жизнь в России. 'Когда я впервые встретился с ним, он был настоящим бюргером, весь из пива и сосисок', - сказал один его бывший коллега. Однако Варниг быстро выучил русский и купил загородный дом в Лодейном Поле, в 190 км от Санкт-Петербурга. По словам друзей банкира, к нему туда часто приезжали Путины.

'Он обрусел больше, других иностранцев', - говорит Беляев. В 2002 году, после нескольких лет работы в московском и санкт-петербургском отделениях 'Dresdner Bank', а также поездки в Германию на дополнительную учебу, господин Варниг осел в российской столице в должности главы ЗАО 'Dresdner Bank', российского отделения банка. Летом 2003 года местное представительство DrKW вошло в состав ЗАО 'Dresdner Bank', в результате чего Варниг стал главным руководителем всей группы в России.

Тем временем, Путин также продвигался по ступенькам служебной лестницы. Вскоре после поражения Анатолия Собчака на выборах мэра в 1996 году он получил небольшую чиновничью должность в Кремле. Но тогдашний президент Борис Ельцин выделил его как восходящую звезду, и менее чем через два года Путин был назначен главой службы внутренней контрразведки - ФСБ.

Это было время, когда Ельцина преследовали скандалы, связанные с коррупцией, плохое самочувствие и угрозы со стороны все более сильных политических противников. Но Путин оставался полностью лояльным больному президенту и в качестве награды в 1999 году получил пост премьер-министра. Когда Россия вступила в новое тысячелетие, Ельцин откланялся и ушел из политики, назначив своим преемником Путина.

Когда Путин стремительно поднимался к высотам власти, его дружба с Варнигом оказалась полезной для банка, особенно после того, как новый президент начал назначать старых коллег из мэрии Санкт-Петербурга на высокие государственные посты. 'У него есть связи во всех министерствах, - говорит Стефан Штайн, возглавляющий санкт-петербургское отделение немецкой торгово-промышленной палаты, - он знает, когда возникают новые проекты, и может получать выгодные условия. Он тот человек, который открывает двери для 'Dresdner Bank''.

С конца 90-х годов инвестиционное банковское подразделение 'Dresdner Bank' работало на российское правительство, проводя оценки крупных нефтяных и угольных компаний, запланированных к приватизации. Банк также укрепил свои связи с 'Газпромом', который в 2001 году возглавил бывший заместитель Путина в Санкт-Петербурге Алексей Миллер. В 2003 году DrKW и 'Morgan Stanley' стали главными организаторами и гарантами кредита на 1,75 миллиарда долларов в еврооблигациях для этой газовой компании. Это был самый крупный в истории выпуск корпоративных облигаций компании в стране с переходной экономикой.

'Dresdner Bank' также выполнял очень щепетильные поручения правительства. Летом прошлого года банк был вовлечен в наступление государства на нефтяной гигант 'ЮКОС', бывший когда-то самой успешной частной компанией России. В августе, когда основателя нефтяной компании Михаила Ходорковского судили за уклонение от уплаты налогов и мошенничество, а 'ЮКОС' шатался под грузом многомиллиардной налоговой задолженности, российское министерство юстиции поручило 'Dresdner Kleinwort Wasserstein' провести оценку главного добывающего подразделения 'ЮКОСа' - компании 'Юганскнефтегаз', поскольку судебные приставы готовили ее к продаже.

Многие западные аналитики расценили эту продажу как политически мотивированную экспроприацию, предназначенную для уничтожения империи Ходорковского, финансировавшего оппозиционные политические партии. По словам банков-конкурентов, данное высокооплачиваемое поручение было дано без всяких тендеров, хотя российское законодательство требует проведения тендеров по большинству государственных контрактов. Пресс-служба Путина отрицала какое-либо отношение Кремля к данному решению. Руководство 'Dresdner Kleinwort Wasserstein' говорит, что выбор пал на их компанию из-за того, что 'мы обладаем глубокими знаниями в данной области и хорошими навыками исполнения, а работу выполняем на высочайшем профессиональном уровне'.

В то время инвесторы опасались, что государство попытается продать дочку 'ЮКОСа' какой-нибудь государственной компании по бросовой цене. Однако в своем отчете DrKW указал, что 'Юганскнефтегаз' стоит по меньшей мере 15 миллиардов долларов, что было близко к рыночным оценкам.

Министерство юстиции проигнорировало этот вывод, ухватившись за самую низкую цифру, приведенную в отчете -10,4 миллиарда долларов. DrKW назвал эту сумму 'слишком консервативной'. Опасаясь за собственную репутацию, 'Dresdner Kleinwort Wasserstein' несколькими днями позже сделал необычный шаг, опубликовав в Интернете главные данные своих оценок. В итоге 'Юганскнефтегаз' был продан 19 декабря темной подставной компании 'Байкалфинансгруп' за 9,3 миллиарда долларов. Через несколько дней эту компанию приобрело контролируемое государством ОАО 'Роснефть'. DrKW не был причастен к финансированию этой сделки. Но DrKW консультирует 'Газпром' по вопросу его слияния с 'Роснефтью'. По заявлениям ряда банков, это поручение также было дано без проведения соревновательного тендера. Как водится при осуществлении крупных сделок, позже 'Газпром' обратился к 'Citigroup' и 'Deutsche Bank' с просьбой представить свои беспристрастные оценки, которые должны были успокоить инвесторов.

В этом месяце 'Газпром' принял господина Варнига в совет директоров компании. Руководство 'Газпрома' назвало этот шаг попыткой привлечения более независимых директоров и мерой по увеличению прозрачности компании. Однако на некоторых инвесторов 'Газпрома' это не произвело впечатления. 'Как его можно считать независимым директором, если 'Dresdner Kleinwort Wasserstein' проводит все крупные оценки для 'Газпрома?' - задает вопрос Уильям Броудер, возглавляющий инвестиционную компанию 'Hermitage Capital Management', являющуюся ведущим инвестором в России.

Путин и Варниг встречаются до сих пор, время от времени обедая в загородной резиденции президента, однако, по словам друзей, делают это не так часто, как раньше.

'В банке связи значат все, - говорит бывший коллега Варнига по совместной работе в Санкт-Петербурге в 90-е годы, - Варниг оказался в нужном месте в нужное время'.