На прошлой неделе Аслан Масхадов выступил с предложением о проведении мирных переговоров с президентом России Владимиром Путиным, утверждая, что получасовой встречи с глазу на глаз будет достаточно, чтобы положить конец десятилетней войне в Чечне.

Вчера российские СМИ сообщили, что он был убит федеральными силами в своем родном районе равнинной части северной Чечни, которая всегда была более лояльна к российским властям, чем южные горные области республики.

Российское телевидение показало тело Масхадова в деревне Толстой-юрт. Чеченские власти подтвердили, что Масхадов - один из трех или четырех ключевых фигур сепаратистского движения Чечни последних десяти лет - был убит.

Это большая удача для президента Путина, который многократно с тех пор, как был избран президентом пять лет назад, заявлял, что Масхадов - террорист, и отказывался вести с ним переговоры.

В подходящих возможностях недостатка не было. В этом году, например, Масхадов объявил о прекращении огня в надежде, что это поможет начать переговоры. Кремль не верил в способность Масхадова повлиять на ситуацию, поэтому президент Путин неизменно отвергал все его предложения о переговорах.

'Военный редкого таланта', как описал его Анатоль Ливен (Anatol Lieven) в своей книге 'Чечня - надгробие российской власти', Масхадов уже имел огромные заслуги, когда Путин был всего лишь незаметным государственным служащим.

Масхадов был артиллерийским офицером в российской армии и стал начальником штаба у своенравного президента Чечни Джохора Дудаева. Он гениально организовал партизанское движение во время первой военной операции в Чечне в 1991-1996 годах и стал фактическим главой республики, после того как в 1996 году был убит Дудаев.

В январе 1997 года он был избран президентом Чечни на, по общему мнению, единственных законных выборах, которые проходили в республике с начала военных действий в 1994 году. Тогда Масхадов получил 59% голосов избирателей и обошел своего товарища-противника Шамиля Басаева, чей радикализм, дерзость и обаяние, тем не менее, позднее помогли ему переманить на свою сторону сторонником более умеренного Масхадова.

Масхадов показал себя выдающимся военным руководителем во время первой войны с Россией при президенте Борисе Ельцине. Тогда Мосхадов одержал победу, добился выгодного для республики мира с Россией и стал президентом.

Однако с мирной жизнью он справиться не сумел.

При Масхадове, а в России это были последние годы правления Ельцина, Чечня погрязла в беззаконии, там процветали преступность и насилие.

Президента Ельцина, казалось, не интересовало происходящее в Чечне. Однако ситуация изменилась с приходом к власти Владимира Путина, который сначала, летом 1999 года, был назначен премьер-министром, а затем в марте был избран президентом.

Президент Путин заявил, что происходящее в независимой Чечне представляет огромную опасность для территориальной целостности и единства России. Президент решил заново присоединить Чечню и использовал этот конфликт для укрепления своей власти.

Будучи относительно умеренной, всегда как будто рассудительной, но непоколебимо независимой фигурой, Масхадов не вписывался в то, как Кремль подавал события в Чечне, которая, по его утверждению, была центральным элементом международного исламского террористического движения.

'Тридцатиминутного разговора наедине [с Путиным] должно быть достаточно, чтобы остановить войну', - заявил Масхадов на прошлой неделе по радио 'Свободная Европа'. Однако он также намекнул, что может сделать так, что конфликт перекинется на соседние республики Кавказа.

Масхадов заявил, что под его началом находятся боевики в Ингушетии, Дагестане, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии. 'Это не пустые слова, это правда', - сказал он.

Россия обратила внимание скорее на угрозу, прозвучавшую в словах Масхадова, чем на его предложение мира.

Россия давно старалась, и довольно успешно, столкнуть Масхадова на обочину политической жизни.

Жесткая линия Кремля способствовала тому, что определенная часть чеченского сопротивления стала еще более оппозиционной и активизировала связи с международным исламским террористическим движением. К тому же, правоверные мусульмане вроде Масхадова, выступающие против захвата Чечни, были отодвинуты на задний план. Возможно, в Кремле именно этого и добивались.

Какими бы ни были цели Кремля, более радикально настроенные сторонники Басаева одержали верх после серии ужасающих террористических актов во всем мире и в России, например захвата заложников в театре на Дубровке осенью 2002 года и осады школы в Беслане в прошлом году, в результате которой погибло 330 человек, половина из которых были дети.

Масхадов сожалел о случившемся, а Российские власти возложили вину за кровавые события на него.

Масхадов был в списке международных террористов ООН. Россия обвиняла его в двурушничестве: с одной стороны он был умеренным политиком и отрицал свою причастность к зверским терактам за пределами Чечни, с другой стороны он был повязан с Басаевым и его фанатиками и преступниками.

Масхадов был зажат между несговорчивыми представителями Кремля, чеченскими боевиками и предательским, коррумпированным и жестоким новым правительством Чечни, состоящим из ставленников Москвы. С каждым месяцем у него оставалось все меньше возможностей для маневра.

____________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Масхадов ("Die Welt", Германия)

Смертельный враг Кремля ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Москва ликвидирует президента чеченских сепаратистов ("Liberation", Франция)

Масхадов - талантливый военный, не устоявший перед исламистами ("The Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.