Рафаэль Бер работал корреспондентом в бывшем Советском Союзе и в России

8 марта 2005 года. Аслан Масхадов, о гибели которого от рук российских сил было сообщено сегодня, являлся человеком, который больше других мог претендовать на легитимность своего избрания президентом чеченского народа, поскольку победил на выборах в январе 1997 года, во время короткого "окна де факто независимости" от России.

Масхадов возглавлял силы, которые прогнали Россию с территории Чеченской республики, принудив тогдашнего российского президента Бориса Ельцина для спасения лица пойти на переговоры о прекращении огня. Это было концом того, что стало именоваться первой чеченской войной, и это было, в глазах пристыженных российских военных и всего мира, победой чеченцев, пусть даже неполноценной.

Преемник Ельцина Владимир Путин пришел к власти, полный решимости стереть эту память. А между тем республика, которую унаследовал Масхадов, разоренная войной и беззаконная, становилась плодородной почвой для выращивания нового поколения чеченских боевиков, радикальных исламистов, исповедующих идеологию фундаментализма и готовых совершать террористические акции.

В 1999 году Путин начал новую войну, на которую его спровоцировали направленные против мирных жителей взрывы в Москве. Масхадов ушел в подполье. Нападение на Чечню было таким же сильным и жестоким, как и в 1994 году, но вторая чеченская война ведется в совершенно иных обстоятельствах. С 11 сентября 2001 года мировое сообщество стало более, чем прежде, готовым к тому, чтобы согласиться с утверждением Москвы, что военные действия в этой мятежной провинции являются составной частью глобализованной войны с террором. Масхадов, который, как и большинство людей его поколения, первоначально был мотивирован к тому, чтобы сражаться на платформе светского национального освобождения, был переклассифицирован в террористы. Молчание Соединенных Штатов по вопросу войны России было платой за то, что Москва молчаливо согласилась с военными действиями в Афганистане.

События в Чечне разворачивались с мрачной неизбежностью накликанной беды: не имея других источников поддержки или финансирования, повстанцы все больше обращались за помощью к исламистам; при этом они меняли природу своей борьбы, Когда их окрестили террористами, они лишились международной симпатии, а в их рядах взяли верх тактики террора. Захват школы в Беслане, на российском Северном Кавказе, в прошлом году был бы немыслимым 10 лет назад. Масхадов отказался взять на себя ответственность за операцию в Беслане. Москва все же обвинила его в этом. Теперь, правда утеряна, возможно, на целое поколение.

Некоторым сторонним наблюдателям представляется, что Масхадов - Ясир Арафат (Yasser Arafat) чеченского конфликта, с которым оккупирующей стороне невозможно вести переговоры. Однако это единственная личность, сочетающая в себе заслуживающий доверия военный и дипломатический опыт, чтобы привести свой народ за стол переговоров. Даже умеренные российские политики, которых сейчас в Москве вытеснили на обочину, призывали к диалогу с ним, по крайней мере, до ужаса Беслана. Но идея переговоров с Масхадовым - даже упоминание его имени - казалось, вызывала в Путине нехарактерную для него эмоциональную ярость. Российский президент объявит, что смерть Масхадова является победой, которую следует отпраздновать, как если бы был схвачен или убит Усама бен Ладен (Osama bin Laden).

А между тем в Чечне марионеточная администрация, лояльная Кремлю, удвоит меры безопасности, ожидая удара возмездия от повстанцев/террористов, верных покойному президенту. Чечня в обозримом будущем останется в состоянии грязной гражданской войны.

____________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Масхадов - жертва российских и исламских радикалов ("The Guardian", Великобритания)

Масхадов ("Die Welt", Германия)

Смертельный враг Кремля ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Москва ликвидирует президента чеченских сепаратистов ("Liberation", Франция)