9 мая официальная Россия отмечает 60 годовщину Победы над гитлеровской Германией. Президент США Джордж Буш (George W. Bush) принял приглашение своего коллеги Владимира Путина, давая своим участием, так сказать, западное благословение торжествам. И это несмотря на разногласия в вопросе состояния российской демократии, которые нашли свое открытое выражение во время встречи в верхах в Братиславе.

Если судить по заявлениям и характеру подготовки, Россия на торжествах будет представлять себя в качестве освободительницы Европы от гитлеровского фашизма. Это, в лучшем смысле, половина правды. Не подлежит сомнению, что Советский Союз, потеряв 20 миллионов человек убитыми, заплатил, по сравнению с другими странами, воевавшими с нацистской Германией, самую высокую кровавую цену.

Другая часть правды заключается в том, что для половины Европы освобождение от нацистского господства вылилось в оккупацию со стороны Советской Армии, продолжавшуюся более пятидесяти лет. Но три государства Балтии были аннексированы СССР в результате подписания пакта Гитлера (Hitler)-Молотова еще в 1940 году. Отказ президентов Эстонии и Литвы от участия в торжествах в Москве следует рассматривать с этой точки зрения.

С этой точки зрения следует также рассматривать значительные масштабы коллаборационизма с немцами, который имел место в прибалтийских странах: Советы были первыми оккупантами. Это, разумеется, может служить лишь в качестве объяснения, а не извинения. Но это не затрагивает того факта, что 1945 год освобождения странам Балтии не принес. Президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга (Vaira Vike-Freiberga) хочет использовать свое пребывание на торжествах в Москве для того, чтобы Россия тоже признала факт 50-летней оккупации.

Впрочем, шансы на это не велики. И за этим, в первую очередь, кроются причины внутрироссийского характера. В России и спустя полтора десятилетия после распада советской системы нет серьезных попыток безжалостно разобраться в своей собственной истории.

Долгая война большевиков против собственного народа, продолжавшаяся со времени прихода к власти в 1917 году, была доведена Сталиным до совершенства и продолжена в годы войны против немецких агрессоров. Только один пример: возвращавшихся на родину российских военнопленных систематически сажали в лагеря, где бессчетное количество их погибало: они считались предателями. Реабилитация этих жертв началась только в 1995 году. Но она проходила без основательного осмысления прошлого.

Отказ от этого или неспособность к этому имеет во многом отношение к состоянию российской демократии и авторитарным тенденциями при Путине. Александр Яковлев, один из отцов перестройки, заканчивает свою книгу 'Столетие насилия в Советской России' словами: 'Без дебольшивизации России немыслимо, чтобы страна выздоровела, возродилась и снова заняла свое место в цивилизованном мире. На выздоровление можно надеяться только тогда, когда Россия стряхнет с себя большевизм'.