В последнее время война в Чечне особого внимания мировой общественности не привлекала. И это притом, что там каждый день идет борьба, каждый день убивают, пытают людей, грабят, насилуют, изгоняют и подвергают шантажу. При этом лишь чеченские беженцы, вынужденные тянуться в Западную Европу, должны демонстрировать, что на Северном Кавказе все идет кувырком: только в Австрии их уже 10000 человек.

Многих симпатий к делу северокавказского народа лишили террористические акты, такие, как захват заложников в московском Музыкальном театре в октябре 2002 года или с сентябре 2004 года - на юге Кавказа в школе Беслана. За ними стояли радикально настроенные чеченцы. Аслан Масхадов, оказавшийся в 1999 году в результате военной кампании Владимира Путина в Чечне в подполье, понимал это.

Он был против безграничного перенесения этой борьбы, в том числе и против гражданского населения, за пределы Чечни. Он хотел вести с Москвой переговоры, чтобы дать измученному чеченскому народу какую-нибудь перспективу будущего, свободного от насилия.

Из Москвы постоянно слышалось - 'Нет, с террористами мы переговоры не ведем'. И теперь труп Масхадова показывают по российскому телевидению как трофей победы. Разве это победа, если убит, наверное, единственный прагматически мыслящий главарь боевиков? Люди, которые займут его место, возможно, не знают законов войны так, как их знал профессиональный военный Масхадов. Начаться может уже через несколько недель, когда на Северном Кавказе растает снег: в Чечне, но также и в русских городах и деревнях.

___________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Чеченские сепаратисты клянутся продолжать войну ("The Times", Великобритания)

Путин борется против мира в Чечне ("El Mundo", Испания)

Кавказ: Ведьмин котел вот-вот взорвется ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Новым лидером чеченских сепаратистов будет не Басаев ("The Guardian", Великобритания)

Обещание тотальной войны ("Liberation", Франция)

Что ждет Чечню? ("The Times", Великобритания)

Кремль доведет войну до кровавого конца ("Helsingin Sanomat", Финляндия)

Влияние чеченской войны на регион ("The Washington Post", США)

Чечня: переговоры на языке оружия ("Turun Sanomat", Финляндия)

Мертвые герои живут дольше ("Der Standard", Австрия)

Гибель повстанца вызвала дебаты относительно стратегии для Чечни ("The New York Times", США)

'Это оскорбление для всего чеченского народа' ("Liberation", Франция)

Чечня: Стратегия Европы ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Чечня, загнанная в угол ("The Financial Times", Великобритания)

Убийство Масхадова: двусмысленная победа России ("Il Мessaggero", Италия)

Масхадов - умеренный лидер, который хотел мира ("Le Figaro", Франция)

Россия и Чечня ("The International Herald Tribune", США)

Масхадов - талантливый военный, не устоявший перед исламистами ("The Times", Великобритания)

Масхадов - жертва российских и исламских радикалов ("The Guardian", Великобритания)

Масхадов ("Die Welt", Германия)

Смертельный враг Кремля ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Москва ликвидирует президента чеченских сепаратистов ("Liberation", Франция)