В 1947 году, когда Индия обрела независимость, с британцами произошло немыслимое: над их империей начало заходить солнце. Им понадобились годы, чтобы привыкнуть к мысли, что их имперские дни завершились. Так, спустя почти десять лет после потери Индии они упорно пытались отстоять свое право контролировать Суэцкий канал, но под давлением США были вынуждены отступить.

Как показывает пример Великобритании, пережить уменьшение размеров красиво - непростая задача для державы, которая контролирует другие народы. Об этом необходимо помнить и сейчас, когда две бывшие империи, Россия - крупнейший осколок бывшего Советского Союза - и Сербия, стоящая за бывшей Югославией, сталкиваются с вызовами их региональному господству, хотя после распада их империй прошло больше десяти лет.

'На мой взгляд, нынешняя Россия напоминает Великобританию 1950-х годов', - говорит Фиона Хилл (Fiona Hill), эксперт по России института Брукингса. По ее словам, Великобритания в то время была 'угрюмой, недовольной страной... Ей понадобилось очень много времени, чтобы избавиться от своего имперского похмелья'.

На этой неделе произошли два события, напомнившие об этой продолжающейся адаптации. Во вторник в Чечне был убит лидер сепаратистов Аслан Масхадов при налете федеральных сил на его убежище. В тот же день премьер-министр Косово Рамуш Харадинай (Ramush Haradinaj) ушел в отставку в связи с тем, что Гаагский трибунал предъявил ему обвинения в военных преступлениях. Хотя провинция, где преобладает албанское население, находится под контролем ООН с тех пор, как самолеты НАТО в 1999 изгнали оттуда сербские войска, она все еще остается частью Сербии.

События эти не связаны ничем, кроме даты, но Москва и Белград, вероятно, задаются одним и тем же вопросом: не вызовут ли они новую вспышку насилия в мятежных регионах и не доведут ли бурлящие сепаратистские настроения до той точки, когда они выйдут из-под контроля?

Распадаться трудно

Империям - и большим, и маленьким - сложно уступать свою территорию. Россия и Сербия (которая теперь официально называется Сербия и Черногория) все еще лелеют мечты о собственном величии. Ведь именно Россия, спасибо ей большое, спасла Европу от монголов и дала отпор Наполеону и фашистам. Для этого потребовались огромные жертвы, как людские, так и финансовые, и многие россияне считают, что это до сих пор не было оценено по заслугам.

Вот именно, поддакнут многие сербы. Разве не сербская держава помогла дать отпор туркам в 14-м веке, а в наше время объединила несколько национальностей в единое коммунистическое государство, Югославию?

Теперь же Москва уступила свою сферу влияния на западе Евросоюзу, свое историческое место рождения, Украину, - 'Оранжевой революции', а южного товарища, Грузию, - 'революции роз'. Попытки удержать Чечню стоили ей двух войн и страшных терактов, и она не хочет поощрять другие национальные республики к отделению от Российской Федерации.

Белград же задумывается о том, что останется от прежней сербской Югославии, если он удовлетворит требования независимости, выдвигаемые большинством косовских албанцев? Он уже потерял Хорватию, Боснию и Герцеговину, Македонию и Словению. Этим летом международное сообщество должно обсудить окончательный статус Косово, одновременно пытаясь защитить права сербского меньшинства в регионе.

Фактор, который будет влиять на готовность России и Сербии предоставить двум мятежным провинциям право на самоопределение, - это степень признания в каждой стране таких демократических ценностей, как правление закона и представительное правительство.

Сербию и Черногорию в том направлении подталкивает экономическая притягательность ЕС, который требует демократических и рыночных реформ от стран, которые хотят стать его членами. Евросоюз ожидает, что Сербия и Черногория выдаст лиц, подозреваемых в совершении военных преступлений в 1990-х годах, до начала переговоров о более тесном сотрудничестве, и Белград начинает реагировать.

Иная империя

Нетрудно представить, что при наличии достаточного времени и стимулов, вся бывшая Югославия постепенно заново найдет себя как часть 'империи ЕС'. В этом новом типе империи общие демократические ценности в конце концов способны уничтожить национальные разногласия.

У России такой возможности нет. Но она сама может обрести региональное влияние, действующее на благо мира и процветания, и сделать многое для снятия напряженности в Чечне и на остальном Кавказе - если она предпримет более решительные шаги в демократическом направлении к открытости и терпимости. Это еще одна причина, по которой Запад должен упорно противодействовать отходу России от демократии.