Умонастроение российского президента Владимира Путина, заставляющее видеть вокруг одних врагов, все больше усиливается, вынуждая его занимать все более жесткую позицию в отношении соседей и оппонентов. Планы Запада по смягчению линии поведения Путина через примирение и диалог провалились. Теперь их необходимо переоценить.

Ни сокрушительное поражение на декабрьских выборах на Украине, ни дружественная встреча с элементами дипломатии строгой любви с президентом Бушем в Словакии не убедили Путина в том, что необходимо сменить тон, не говоря уже о смене направления.

Вызывающее поведение российского лидера на совместной пресс-конференции после встречи с Бушем в Братиславе дает намек на то, что он твердо намерен поступать по-своему, а там будь что будет. Такое намерение получило кровавое подтверждение, когда во вторник российские силы безопасности уничтожили лидера чеченских повстанцев Аслана Масхадова.

'Это послание всему региону, а возможно, и всему миру о том, что Путин не будет искать решение конфликта с чеченцами через переговорный процесс, - заявил живущий в Вашингтоне дипломат из одной из бывших советских республик, - он уничтожил все альтернативы российскому военному завоеванию и показал, что другие варианты для него неприемлемы'.

Российские военные предпочли убить окруженного Масхадова гранатой, не пытаясь взять его в плен. Убийство, произошедшее всего через несколько недель после встречи Путина и Буша, является для Вашингтона тактической неудачей, а также проблемой в плане отношений с общественностью.

Оно пустило под откос тонкие тайные усилия администрации Буша подтолкнуть Путина к поиску политических средств урегулирования в Чечне - а такой результат, по мнению ряда американских представителей, мог обеспечить только Масхадов.

Масхадов, президент подпольного сепаратистского правительства Чечни с 1997 года, представлял себя в качестве лидера, готового к переговорам, и отвергавшего террористические выходки жестокого полевого командира Шамиля Басаева. Однако русские обвинили Масхадова в том, что он является ширмой для Басаева и его союзников по террористической сети Аль-Каиды.

Смерть Масхадова положила конец всем дебатам, имеющим практический смысл. Российские диссиденты и чеченские партизаны предсказывают, что восстание теперь превратится в борьбу до конца и будет сопровождаться еще более чудовищными террористическими актами.

Потребность Буша в российской помощи в глобальной войне против терроризма дает ему мало пространства для маневра, чтобы оказывать давление на Путина по поводу Чечни. Однако Буш более сдержан, чем президент Билл Клинтон, который полностью поддерживал Москву в вопросе чеченского сепаратизма, - он разрешал своим помощникам поддерживать связь с лагерем Масхадова.

Похоже, что инстинктивная симпатия Буша к Путину сохранилась, хотя бы потому, что они говорят друг о друге без обиняков. 'Крутой парень', - так Буш описывал Путина руководителю одной страны вскоре после первой встречи с ним в июне 2001 года. В разговоре Путин для Буша 'Владимир', а в длинном списке кличек, которые дает людям Буш, он проходит как 'Пути'.

Белый Дом не воспринял скептическое прочтение Путина Государственным Департаментом, которое циркулировало накануне февральской встречи в Братиславе. Это надо менять.

Дело не только в Чечне. Один из руководителей, разговаривавший с Путиным совсем недавно, вспоминает, что этот русский произнес длинную тираду против Организации по Безопасности и Сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), которая была создана в 1975 году для деятельности в сфере проблем безопасности, прав человека, демократии и других вопросов. По словам удивленного европейского лидера, Путин заявил, что НАТО 'серьезная организация', и она не представляет проблем для России. Но ОБСЕ, по утверждению российского руководителя, намерена дестабилизировать Россию, она вмешивается в ее бывшую сферу влияния, поощряя демократию на Украине, в Грузии и прочих местах.

Такая паранойя привела к тому, что Путин попытался заблокировать финансирование этой организации, включающей в свой состав 55 государств. Запад должен создать объединенный фронт борьбы против этого катастрофического курса, а также против других разрушительных рывков Путина в направлении самообороны и изоляции.

Канцлер Германии Герхард Шредер имеет лучшие, чем у других, возможности для налаживания контакта с Путиным и доведения до него ожиданий и озабоченности США и Европы по поводу российского поведения. Именно Шредеру, как сообщил один надежный источник, удалось убедить в декабре Путина, что европейское посредничество на Украине не направлено против России, и поэтому ему не нужно противостоять.

Но Вашингтон, Лондон и Париж должны подсказывать, а может быть, даже заставлять Шредера проводить более жесткую линию в отношении Путина. Дело в том, что сам канцлер вмешается лишь в том случае, если будет убежден, что Путин занимает саморазрушительную позицию.

Незадолго до своей поездки в Братиславу Буш задал одному иностранному руководителю два запоздалых, но очень важных вопроса. Звучали они в перефразированном виде так: 'Не слишком ли я доверился Путину во время своей первой встречи с ним? Не слишком ли большой капитал я вложил в него?'

Если он начинает задавать такие вопросы, значит, он задумался о правильных ответах на них. Если Путин не сменит направление своего движения, то это должны сделать Буш и его партнеры.

__________________________________________________________________

Избранные сочинения Джима Хогланда на ИноСМИ.Ru

Украинский урок Путину ("The Washington Post", США)

Ставки на Украине ("The Washington Post", США)

Великий раскол из-за Путина ("The Washington Post", США)

Негативные последствия глобализации ("The Washington Post", США)

Смена принципов ("The Washington Post", США)

Все дело в экономике, дурачок ("The Washington Post", США)