Москва. Демократия - дело тонкое. В центре Москвы, недалеко от Кремля существует такая кнопочка, на которую может нажать каждый. На сегодня это сделали уже многие: на большом экране высвечивается цифра 1 086 594. Столько людей поддерживают Москву в ее конкурсе за проведение Олимпийских игр. Нажимать кнопку можно, конечно, неоднократно. Можно выразить свою поддержку и через интернет, что делает демократию в данном случае особенно чудесной. Москва хочет заполучить Олимпиаду 2012 года, и все выступают 'за', по крайней мере, в Москве. Отцы города провели опрос, согласно которому 90% москвичей и 89 % всех россиян приветствуют возможное возвращение Олимпиады.

Эти цифры должны произвести впечатление на Сэма Рамсами и Мустафу Ларфауи, ведь именно их голоса, в конечном итоге, будут решающими. 13 членов Оценочной комиссии Международного Олимпийского комитета (МОК) прибыли в понедельник в Москву. После Мадрида, Лондона, Нью-Йорка и Парижа до четверга они проводили проверку в российской столице, последней из 5 претендентов, продолжающих гонку за проведение Олимпийских Игр в 2012 г. Решение будет принято 6 июля в Сингапуре. То, что в Москву эксперты МОК приехали в последнюю очередь, - простая случайность. Однако абсолютно ни для кого не секрет, что в этой гонке за Олимпиаду 11-миллионный город является аутсайдером, некоторые вообще не рассматривают его даже как кандидата.

Хорошее настроение для МОК

Неудивительно, что в Российском Олимпийском комитете слышат это без удовольствия. Ведь они приложили столько сил, чтобы создать хорошее настроение, задрапировали всю Москву в бело-голубые цвета, украсили ее плакатами с надписью 'Moscow 2012. Imagine it now'. А теперь им приходится возиться с толпами иностранных репортеров, которые не могут себе такого представить. Когда на одной из пресс-конференций сразу несколько журналистов решили узнать, как Москве нравиться роль 'последнего ученика в классе', Леонид Тягачев вышел из себя. 'Я попросил бы журналистов задавать объективные вопросы, - раздраженно потребовал руководитель национального Олимпийского Комитета. - Нет никаких оснований считать, что Москва отстает'.

То есть, русские продолжают демонстрировать уверенность и волю к победе. 'Разговоры о том, кто какое место займет, ведутся всегда, но это никогда не подтверждается, - утверждает вице-мэр Москвы Валерий Шанцев, возглавляющий Заявочный комитет по проведению Олимпиады. - Если мы что-то начинаем, значит, хотим победить. Таков уж наш характер'. И вот москвичи делают то, что уже проделали их коллеги из Лондона, Парижа, Нью-Йорка и Мадрида: возят Оценочную комиссию по своим столицам, будто бы члены ее - сами боги Олимпа во плоти. Там, где они появляются, москвичи должны ждать. Несчастным водителям это давно знакомо, потому что ради Владимира Путина движение в столице замирает регулярно. Приглашение комиссаров МОК в Кремль российским президентом было тоже естественным, ведь приглашала же их и королева Великобритании к себе на чай.

Бесспорно, россиянам действительно есть, что показать своим гостям. Они ссылаются на то, что 65% олимпийских сооружений уже существуют - наследие Олимпийских Игр 1980 г., постоянно виртуально присутствовавших в заявках Москвы. В официальных документах речь о них не ведется, но россияне ждут своего рода компенсации за эти провалившиеся игры эпохи 'холодной войны'. Тогда в связи со вступлением советских войск в Афганистан США и большинство западноевропейских государств бойкотировали Игры в Москве. В 2012 должны, наконец-то, приехать все, как говорится в глянцевом проспекте, и увидеть, 'как Россия выросла и изменилась'. Во время вечернего приема в изысканной московской дискотеке 'Chokolate' вице-мэр Шанцев объясняет иностранным корреспондентам, что Олимпийские Игры являются для России уникальной возможностью: 'Заявка на проведение Игр ясно показывает, что в предстоящие 7 лет мы станем открытыми. Игры 2012 г. помогут снять политические ограничения'. Это, конечно же, его чисто личное мнение, потому что в проспекте стоит несколько иное: в России 'десятилетие невиданных ранее социальных, политических и экономических свобод' только и ждет того, чтобы увенчаться Олимпийскими Играми. Да, демократия - дело тонкое.