Гарри Каспаров в своей статье от 14 марта, помещенной на редакционной странице газеты под заголовком "Предстоит большая игра", объявил о своем уходе из профессиональных шахмат, а также поведал о своей активной приверженности делу борьбы за демократию в России. Он понимает, что его уникальное положение позволяет и дает ему возможность влиять на направление развития российской идеологии. Как в шахматах, так и в политике - можно выиграть битву, но проиграть войну. Без контроля демократия - не что иное, как гамбит деспота, при этом деспотом является сам народ; и хотя демократия это самый эффективный способ избрания законных представителей, игру можно выиграть или проиграть - в зависимости от силы этих законных институтов.

Будет государство подчиняться власти закона или тирании большинства? Понимает ли вообще народ России, что подразумевается под идей 'государства под законом'? Верховенство закона обеспечивает защиту жизни, собственности, договоров, обменов, свободы слова и собраний от незаконного посягательства частных лиц или общества. Воля большинства подчинена, вернее, сама подчиняется этим идеологически признанным правам. Она стоит на страже границ человеческой свободы, однако не переходит грань и не навязывает человеку положительные действия, поскольку это является посягательством на свободу личности.

В Соединенных Штатах мы допустили ошибку, позволив государству посягнуть на право собственности и связанное с ним право обмена путем введения конституционных условий по налогообложению и регулированию экономической деятельности людей. В этом отношении мы представляем из себя тиранию большинства, ограниченную не естественным правом, а прихотью законодателя.

В России превалирует идеология правового позитивизма, демократического или наоборот, который не привязан к верховенству закона. И Владимир Путин является следствием, а не причиной такого явления.