Во время своего недавнего визита в Москву председатель компании Citigroup Сэнди Уэйлл (Sandy Weill) предложил российскому президенту Владимиру Путину открыть счет в своем банке. Путин отказался. Он сказал, что предпочитает, чтобы его зарплату переводили в государственный Сбербанк.

Это был вполне подходящий ответ для президента, который последовательно осуществляет меры по росту государственного влияния во многих секторах экономики, включая банковское дело. Похоже, что мнение Путина разделяют миллионы россиян. Другой причиной не объяснишь тот факт, что в Сбербанке находится 62 процента вкладов страны.

Либеральные экономисты уже давно утверждают, что государственная собственность на крупнейшие банки страны ограничивает конкуренцию в данной сфере. Центральный банк отстаивает свою точку зрения, которая заключается в том, что частные банки должны вырасти в размере и улучшить качество предоставляемых услуг, прежде чем Сбербанк можно будет приватизировать или разделить.

В прошлом году разрыв между государственными и частными банками увеличился.

Недавно Сбербанк лишился своей важной привилегии, состоявшей в том, что только его вклады имели гарантию государства. Центробанк ввел недавно схему страхования вкладов для частных банков.

Однако заместитель руководителя Внешторгбанка, также находящегося в руках государства, заявляет, что в условиях, когда банковский сектор по капитализации вырос на 30 процентов, государственные банки все же развиваются быстрее, нежели частные.

Активы Внешторгбанка за прошлый год выросли на 54 процента, а уровень кредитования удвоился. Прошлогодний банковский кризис сыграл на руку Сбербанку и Внешторгбанку, что произошло за счет их частных конкурентов.

Закрытие Содбизнесбанка, подозреваемого в отмывании денег, а также слухи о том, что Центробанк составил черный список неблагополучных банков, вызвали массовое снятие средств со счетов во всех частных банках. Многие компании перевели свои счета в государственные банки.

Крупнейший частный банк России Альфа-банк, успешно преодолевший бурю девальвации в 1998 году, прошлым летом потерял 800 миллионов долларов по вкладам; в то же время приток средств в государственные банки удвоился. Управляющий Альфа-банка Петр Смида говорит о том, что его банк сумел вернуть всех ушедших из него вкладчиков.

Государственные банки также занимаются приобретениями собственности. В прошлом году Внешторгбанк сначала взял на поруки, а затем и под свой контроль Гута-банк, который не смог выдержать бегства вкладчиков.

'Ситуация выглядит таким образом, что Внешторгбанк позиционирует себя как лидер государственного доминирования в банковском секторе, а роль Сбербанка может быть сведена к рынку сбережений и розницы', - говорится в одной из последних аналитических записок Альфа-банка.

Центробанк, похоже, также твердо намерен перевести свои доли в иностранных банках во Внешторгбанк. Среди них 90 процентов акций, которыми владеет Центробанк в лондонском Московском народном банке и в парижском банке BCEN-Eurobank.

В отличие от государственных банков, среди 1 300 частных банков процесса консолидации практически не отмечается. По словам Левина, мало кто реинвестирует свои доходы в банковский сектор. Инвесторы также сторонятся банков, предпочитая вкладывать средства в нефть, газ, товары широкого потребления и в розничную торговлю.

Как частные, так и государственные банки в последнее время отмечают падение спроса компаний на займы. Цифры Центробанка свидетельствуют о том, что уровень кредитования российских компаний в прошлом году снизился на 50 процентов.

Банковский аналитик из финансовой группы UFG (United Financial Group) говорит о том, что банковский сектор все еще не выполняет должным образом своей главной задачи - финансового посредничества: 'Существует избыток ликвидности, который означает, что прибыли от нефти не идут на развитие других отраслей экономики, что в свою очередь ограничивает рост'.

____________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Сторонник свободного рынка: интервью с Грефом ("The Financial Times", Великобритания)

Россия: Реформаторы-рыночники и бывшие шпионы ("The Financial Times", Великобритания)

Либералы пытаются ослабить хватку государства ("The Financial Times", Великобритания)

Сфера влияния России сокращается ("The Financial Times", Великобритания)

Отношения с Западом по-прежнему имеют для России приоритетное значение ("The Financial Times", Великобритания)