Wednesday, April 6, 2005; Page A01

Шестидневный визит в Москву в 1997 году республиканца из Техаса Тома ДеЛэя (Tom DeLay), который тогда был парламентским организатором партии большинства в Палате представителей, спонсировался деловыми интересами, лоббирующими российское правительство. Об этом рассказали четверо людей, лично знакомые с подготовкой поездки.

Сам ДеЛэй сообщил, что визит финансировался вашингтонской некоммерческой организацией. Но в интервью тех, кто занимался планированием поездки, говорится, что расходы были оплачены таинственной, зарегистрированной на Багамах компанией, которая также заплатила 440 тыс. долларов за активную лоббистскую кампанию. Как деньги были переведены из багамской фирмы в некоммерческую организацию, точно неизвестно.

Путешествие ДеЛэя и его четырех сотрудников с оплатой всех расходов обошлось в 57 238 тыс. долларов, судя по данным, представленным его офисом. Во время шестидневного пребывания в Москве он играл в гольф, встречался с руководством Русской церкви и беседовал с премьер-министром Виктором Черномырдиным, другом российских нефтегазовых промышленников, связанных с лоббистской кампанией.

Кроме того, ДеЛэй пообедал с российскими бизнесменами и двумя зарегистрированными вашингтонскими лоббистами багамской компании, говорят источники. Одним из этих лоббистов был Джек Абрамофф (Jack Abramoff), который сейчас оказался в центре федерального расследования об использовании влияния и коррупции в связи с представительством индейских племен.

Члены Палаты представителей обязаны удостовериться, что спонсоры их поездок не представляют зарегистрированных лоббистов или интересы иностранных правительств, считают эксперты-юристы. Этические правила Палаты запрещают принимать возмещение расходов на поездки от зарегистрированных лоббистов и иностранных агентов.

В этом случае деньги на путешествие не пришли напрямую от лоббистов. Они поступили от компании Chelsea Commercial Enterprises Ltd., которая, по словам источников, финансировала лоббистскую кампанию. Chelsea, утверждают они, координировала свои действия с российской нефтегазовой компанией 'Нафтасиб', у которой есть деловые связи с российскими структурами безопасности.

Помощники ДеЛэя, который теперь является лидером большинства Палаты, заявляют, что, несмотря на участие в поездке двух зарегистрированных лоббистов, ДеЛэй считал, что некоммерческая организация - Национальный центр общественно-политических исследований - финансирует ее самостоятельно. Предположения об обратном обнаружились лишь в сообщениях СМИ в последние несколько недель, сказал один из помощников.

'Инициатором поездки был Национальный центр, - заявил пресс-секретарь Дэн Аллен (Dan Allen). - Они ее организовали, спланировали и оплатили'.

Однако связанные с поездкой источники говорят, что Абрамофф, действуя по просьбе своего связанного с Россией клиента, Chelsea, подал Центру эту идею.

Вопросы о трех поездках

Визит в Москву в 1997 - третья зарубежная поездка ДеЛэя, которая подверглась тщательному изучению в последние недели, из-за новых заявлений вовлеченных сторон о том, что его путешествие прямо или косвенно финансировалось зарегистрированными лоббистами или иностранным агентом.

СМИ обратили внимание на поездки ДеЛэя в прошлом месяце, когда 'The Washington Post' сообщила о его участии в оплаченном визите в Лондон и Шотландию в 2000 году, стоившем 70 тыс. долларов, который, по данным источников, частично был оплачен деньгами, косвенно полученными от индейского племени и игорной компании. За несколько дней до этого СМИ широко обсуждали поездку ДеЛэя в Южную Корею в 2001 году, стоившую 106 921 долл., которая финансировалась освобожденной от налогов группой, созданной одним лоббистом от имени корейского бизнесмена.

18 марта ДеЛэй назвал критику его поездок и тесных связей с лоббистами результатом заговора, направленного на 'разрушение консервативного движения' путем нападок на лидеров, включая его самого. 'Это массовая общенациональная согласованная кампания, стремящаяся разрушить все, во что мы верим', - сообщил он своим сторонникам в Совете по исследованиям вопросов семьи, консервативной христианской организации.

Все три обсуждаемые зарубежные поездки обладают общими чертами. Спонсор московского визита, Национальный центр общественно-политических исследований, расположенный на Капитолийском холме, позже финансировал и посещение Лондона. Центр представляет собой консервативную организацию, собирающую пожертвования от компаний, фондов и физических лиц.

К тому же Абрамофф не просто присоединился к ДеЛэю в Москве. Он помог организовать последующую поездку в Лондон, а также подал отчеты о расходах, в которых указано, что он оплатил часть гостиничного счета ДеЛэя в Лондоне (копию счета удалось получить WP).

Эдвин Бакхэм (Edwin A. Buckham), который в 1997 возглавлял аппарат конгрессмена, а затем стал вашингтонским лоббистом крупнейших корпораций, участвовал в двух из этих поездок. В 1997 он дважды побывал в Москве (один раз с ДеЛэем), и из одной из поездок он возвращался через Париж 'Конкордом', билет на который, как он сообщил агентству Associated Press в 1998 году, был оплачен Национальным центром.

Бакхэм также сопровождал ДеЛэя во время визита в Корею. На оставленные ему сообщения WP он не ответил.

Попытки добраться до источника финансирования московской поездки осложняются вопросами о владельцах и происхождении Chelsea, неизвестной, зарегистрированной на Багамах компании, которая финансировала лоббирование в пользу российского правительства, объектом которого были вашингтонские республиканцы в 1997 и 1998. Вовлеченные в это лоббирование люди также готовили и координировали визит ДеЛэя, говорят источники, непосредственно знакомые с ситуацией.

В то время известные российские бизнесмены и российское правительство сильно зависели от притока ежегодной помощи Запада, насчитывавшей миллиарды долларов, а потому у них были все причины, чтобы наводить мосты с Конгрессом. Республиканцы Палаты представителей начинали все больше критиковать американские и международные кредитные организации, такие, как корпорация частных зарубежных инвестиций OPIC и Международный валютный фонд (МВФ), которые в то время делали крупные капиталовложения в хрупкую экономику России.

В отличие от некоторых консерваторов Палаты, презиравших такую поддержку как 'корпоративную материальную помощь', ДеЛэй в то время выступал в поддержку институтов, помогающих России. Так, он проголосовал за законопроект, который предусматривал компенсацию миллиардов долларов в МВФ, направленных на спасение российской экономики в 1998 году.

Один из помощников ДеЛэя говорит, что тот пытался реформировать эти институты законодательно. Конгрессмен проголосовал за финансирование этих ведомств, потому что обычно средства на эти цели включались в законопроекты о бюджетных ассигнованиях, которые он в целом поддерживал, пояснил помощник. Отмечалось также, что OPIC пользовалась мощной поддержкой энергетической отрасли, включая компании из Техаса, получавшие от нее финансирование.

Встречи в Москве

Российская кампания подробно описывается в информации, поданных в Палату лоббистами. Согласно этим данным, Chelsea, адрес которой указывается то как абонентский ящик на британском острове Джерси (налоговый рай у берегов Франции), то как юридическая фирма на Багамах, заплатила как минимум 440 тыс. долларов за лоббирование, направленное на завоевание 'поддержки политике российского правительства по прогрессивным рыночным реформами и торговле с США', указывается в регистрационных документах на лоббирование.

Вашингтонские офисы двух лоббистских и юридических фирм получили деньги. Preston Gates Ellis и Rouvelas Meeds LLP, где тогда работал Абрамофф, - 260 тыс. долларов в 1997 и менее 10 тыс. долларов в 1998; Cadwalader Wickersham и Taft LLP - 180 тыс. долларов в 1997 и менее 10 тыс. ежегодно в течение следующих трех лет, согласно документам. Среди перечисленных объектов лоббирования - члены Палаты представителей и Сената, а также сотрудники Госдепартамента и Агентства международного развития.

'Одной из задач лоббирования было поощрять американских политиков посещать Россию и лучше узнавать ее', - написала в ответ на вопросы Эллен Левинсон (Ellen S. Levinson), лоббист, в то время работавшая в Cadwalader и занимавшаяся Chelsea.

По ее словам, Preston Gates использовала свои 'контакты в политических институтах и офисах Конгресса' для организации этих поездок. Сама компания в письменном заявлении сообщила, что не комментирует свою работу на клиентов.

В докладной записке Cadwalader от 6 мая 1997 года, которую WP получила из другого источника, Левинсон назвала поездку ДеЛэя среди шести, организованных в том году в рамках лоббистской кампании. Другие включали посещение Москвы 'передовой группой' в том же месяце и визит экспертов-ученых в июне. Копия записки была направлена Абрамоффу.

В этих поездках, по данным участников, участвовали шесть сотрудников обеих лоббистских фирм. Левинсон и два лоббиста из Preston Gates были в составе 'передовой группы'.

Во время третьей поездки лоббист Cadwalader Джулиус 'Джей' Каплан (Julius 'Jay' Kaplan) присоединился к ДеЛэю и Абрамоффу на 'шикарном обеде' в Москве, рассказал один из присутствующих. Впервые об этом обстоятельстве сообщалось в прошлом месяце в статье о поездке, опубликованной в бюллетене 'Congress Daily' журнала 'National Journal'.

По свидетельству представительницы Госдепартамента, опросившей десять должностных лиц, которые тогда работали в посольстве или вообще отвечали за организацию командировок конгрессменов, ДеЛэй, полностью отступив от традиционной практики депутатов Конгресса, отправляющихся в зарубежные поездки, перед своей встречей в Черномырдиным с Госдепартаментом заранее не посоветовался и с советниками посольства США в Москве не встречался. Аллен, беседуя от лица ДеЛэя с прессой, заявил, что с Госдепартаментом не связывались, так как 'всеми мероприятиями в рамках поездки, включая и организацию личных встреч, занимался Национальный центр. Кроме того, депутаты Конгресса вовсе не обязаны приглашать на свои встречи с лидерами других стран человека из Госдепартамента'.

В марте директор Национального центра Эми Риденур (Amy Ridenour) в ответ на вопросы, возникающие по поводу поездки ДеЛэя в Россию, вывесила на интернет-сайте своей организации заявление, из которого следует, что центр самостоятельно 'организовал [поездку] и оплатил [все связанные с ней расходы]'. В этой поездке, кстати, участвовали и сама Риденур, и ее муж. Однако, как рассказало нам некое лицо, весьма хорошо об этом предприятии осведомленное, идею Центру подал не кто иной, как Абрамофф, уже долгое время поддерживавший связи с ДеЛэем, от лица Каплана и его клиента Chelsea. Из этого источника мы узнали, что расходы по поездке ДеЛэя Центру были впоследствии возмещены 'с некоего американского траст-счета, связанного с одной юридической конторой', название которой нам раскрыть отказались.

Каплан не разрешил приводить его слова с нашей статье, ссылаясь на то, что все, сказанное между адвокатом и его клиентом, является конфиденциальной информацией. Однако от другого лица, непосредственно знающего о том, каким образом все организовывалось, нам удалось получить информацию о том, что 'деньги Центру на оплату расходов по поездке' давала Chelsea, у которой на содержании официально состоит лоббистская группа в Вашингтоне. Наш источник, попросивший не называть его имени (по его словам, это могло бы повредить его деловым интересам), добавил:

- Я не вижу в этом ничего плохого. Все эти фонды получают откуда-то деньги и на что-то их тратят. В конце концов, ведь русские только так и делают бизнес - переводят деньги из одной фирмы в другую.

На чьи же деньги он ездил?

Главный вопрос состоит в том, кто же стоял за Chelsea и таким образом фактически финансировал поездку ДеЛэя. По юридическому адресу нашей газете не удалось найти эту фирму ни в Москве, ни по двум другим указанным адресам; в частности, срок ее регистрации на Багамских островах, по словам тамошних властей, истек еще в 2000 году. Мы не смогли найти ни одного из троих людей - бельгийца, англичанина и русского, - официально указанных в регистрационном списке лоббистских групп в качестве инвесторов или владельцев Chelsea. Пола Зирински (Paula Zirinsky), представлявшая Cadwalader, заявила, что у компании нет контактной информации ни от одного человека из Chelsea, поскольку 'лица, занимавшиеся этим вопросом, с 1997 года в фирме не работают'.

Из слов Джонатана Бланка (Jonathan Blank), совладельца и менеджера вашингтонского отделения Preston Gates, следует, что у его фирмы также нет никакой информации о том, как связаться с Chelsea. При этом в личных беседах пятеро человек, каждый из которых был в курсе этого лоббистского предприятия, независимо друг от друга рассказали, что в нем тесно замешана российская компания, известная под названием 'Нафтасиб' (Naftasib), занимающаяся различными энергоносителями.

Представители 'Нафтасиба', который действительно занимает четырехэтажное здание в центре Москвы, на котором нет даже вывески, и занимается добычей полезных ископаемых, в том числе нефти и газа, а также строительством и другой деятельностью, подтвердили, что стремились завести связи в Вашингтоне в 1997 году, хотя и сказали, что их компания никак не зависит от Chelsea. В письменном разъяснении, написанном в ответ на запрос нашей газеты, заместитель генерального менеджера 'Нафтасиба' Марина Невская указала, что ее компания 'стремилась углубить взаимопонимание между нашей страной и Соединенными Штатами, и, по ее мнению, если бы указанные поездки закончились успешно, это могло бы способствовать установлению более дружественного климата в отношениях, что в конечном счете было бы полезно как для 'Нафтасиба', так и для других российских предприятий'.

По заявлению Невской, ее компания 'ни в какой форме не финансировала' ни поездку ДеЛэя, ни другие подобные мероприятия, о которых говорится в докладной записке Элен Левинсон. Однако, по ее же словам, 'Нафтасиб' 'действительно устраивал и оплачивал несколько торжественных обедов в честь членов некоторых делегаций, организовал несколько специальных мероприятий. . . а также иногда оказывал [гостям] небольшие услуги в виде транспорта - для членов одной или нескольких делегаций'. Также она признала, что компания проводила предварительные 'консультации по организации поездок' и организовывала встречи в аэропорту.

Подробностей от Марины Невской мы не добились, однако те, кто непосредственно занимался организацией поездки ДеЛэя, рассказывают, что он с Невской встречался, а по Москве его возил лично генеральный менеджер 'Нафтасиба' Александр Кулаковский. Как нам удалось узнать от нескольких источников, непосредственно бывших в курсе событий, после того ДеЛэй снова встречался с Невской и Кулаковским в Вашингтоне. Сразу несколько участников поездки 'экспертов-консультантов' в Москву в июне 1997 года (это одно из заранее запланированных мероприятий, о которых пишет в своей докладной записке Левинсон) говорят, что у них сложилось впечатление, будто встречу организует Preston Gates, финансирует фактически 'Нафтасиб', а сама поездка является ни чем иным, как генеральной репетицией перед появлением в России самого ДеЛэя.

- Все это делалось либо непосредственно руками НЦОПИ, либо по его заказу, - считает Барт Адамс (Bart Adams), журналист из Северной Каролины, также участвовавший в поездке, - причем деньги шли от какой-то российской нефтяной компании.

Дэвид Лоу (David Lowe), сотрудник Национального фонда в поддержку демократии (National Endowment for Democracy), также ездивший в Россию в составе той группы, рассказал, что участвовать ему предложила компания Preston Gates; бывший помощник одного из наших сенаторов Джеймс П. Люсье (James P. Lucier) - еще один участник визита - рассказывает, что людям из 'Нафтасиба' уделялось столько внимания, что 'казалось, будто они и есть клиенты Preston Gates', что Preston Gates постоянно отрицает.

- Конечной целью [всей поездки] было устроить связи с американцами или получить американские инвестиции, - сказал нам еще один член группы, - в планах было последующее привлечение и других конгрессменов.

Один рекламщик, работающий на адвоката Абрамоффа Эбба Дэвида Лоуэлла (Abbe David Lowell), сказал, что Абрамофф действительно лоббировал интересы Chelsea, но не 'Нафтасиба'. По его словам, Абрамофф искренне полагал, что 'давая американским политикам возможность узнать больше о России, он работал и работает на пользу Америки'.

Тем временем работа людей 'Нафтасиба' по налаживанию связей с фигурами Республиканской партии, включая и ДеЛэя, в то время посеяла среди консерваторов определенное напряжение.

Журнал, выпускаемый Американским советом по внешней политике (American Foreign Policy Council), одним из вашингтонских исследовательских фондов, через несколько дней после возвращения ДеЛэя вышел с сообщением о том, что его поездка фактически 'была организована' 'Нафтасибом'. В этом журнале - называется он Russian Reform Monitor - также подчеркивалось, что 'Нафтасиб' пользуется тесными связями с той частью российского истеблишмента, которую принято ассоциировать со спецслужбами. Редакция журнала приводила цитату из рекламных материалов 'Нафтасиба', в которых говорилось, что 'Нафтасибу' принадлежит крупный пакет акций 'Газпрома', российского государственного нефтегазового гиганта. Также там говорилось, что главные клиенты 'Нафтасиба' - российские министерства обороны и внутренних дел, и что Невская преподает в учебном заведении, где обучаются офицеры российской военной разведки. На запрос Post относительно правдивости этих утверждений Невская отвечать отказалась.

Стив Биган (Steve Biegun), бывший в свое время одним из главных экспертов по России в сенатском комитете по международным отношениям, а после первого прихода к власти президента Буша переместившийся на пост исполнительного секретаря Совета национальной безопасности (National Security Council), заявил, что он специально не дал Невской возможности встретиться с сенатором Джесси Хелмсом (Республиканская партия, штат Северная Каролина), который в то время был председателем комитета.

- Они были клиентами лоббистской фирмы Preston Gates, - говорит Биган, сейчас занимающий пост вице-президента корпорации Ford Motor по связям с правительствами зарубежных стран, - я кое-кому позвонил: и мне рассказали достаточно много.

Того, что рассказали Бигану, хватило, чтобы убедить Хелмса не связываться с этой фирмой. По словам Бигана, информация, которую он получил от своих источников, 'не могла бы считаться доказательством для суда', но он боялся, что в то время 'многие темные личности из Москвы просто 'покупали' встречи [с конгрессменами], фотографировались вместе с ними, хотя бы для того, чтобы, вернувшись в Москву, повесить фотографии в рамку на стену'.

- Я просто насторожился, и никто меня не разубедил в том, что я прав, - рассказывает он, - я не знал ничего ни об одном из них.

Когда мы попросили менеджера и совладельца Preston Gates Джонатана Бланка прокомментировать это сообщение, он написал в ответ: 'Нашим единственным клиентом была компания Chelsea. 'Нафтасиб' нашим клиентом не был. Мы действительно работали с представителями 'Нафтасиба', когда их интересы совпадали с интересами нашего клиента'.

Бланк также добавил: 'Мы уверены, что лица, которые на тот момент работали на компанию, действовали этично, в интересах клиента и не выходя за рамки своих полномочий'.

Абрамофф покинул Preston Gates в конце 2000 года.

В подборе материалов для статьи участвовали собственный корреспондент Washington Post Сьюзен Шмидт (Susan Schmidt), редактор отдела исследований Люси Шеклфорд (Lucy Shackelford), а также исследователи Элис Крайтс (Alice Crites) и Мадонна Леблинг (Madonna Lebling)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.