После недавних антисемитских выступлений в России несколько израильских парламентариев высказались в том духе, что как бы Израилю не пришлось принимать новую волну евреев, бегущих из России. Однако группа согласившихся побеседовать с корреспондентом Jerusalem Post студентов российского гилеля (гилель - национальные школы и места проживания студентов-евреев во многих университетских городках мира - прим. перев.) заявили, что особого желания уехать они не испытывают. Несмотря на тревожные проявления антисемитизма, которые многим из них пришлось испытать на себе, студенты говорят, что для евреев климат в России не так уж существенно изменился по сравнению с прошлыми годами, когда антиеврейские настроения были нормой жизни.

- Уровень [антисемитизма здесь] не таков, чтобы хотелось уехать отсюда, - говорит 28-летняя Мила Вигдорова, программный директор гилеля. Ей кажется, что только антисемитизм 'на государственном уровне' может вызвать подобный исход из страны.

Однако ее ровесник Петер Грабен (Peter Graben), единственный из десятка беседовавших с газетой членов гилеля, кто выразил обеспокоенность состоянием дел в России, говорит, что за письмом президенту Владимиру Путину за подписью двадцати депутатов парламента, призывающих запретить деятельность всех еврейских организаций, которое совсем недавно стало достоянием общественности, наверняка стоят российские власти. По его мнению, это письмо можно считать пробным шаром, запущенным самим президентом.

- Мне кажется, что теперь это государственная политика, и ситуация все ухудшается, - считает он.

Государственная Дума осудила факт публикации письма, и Путин в своей речи в честь 60-й годовщины освобождения концентрационного лагеря Освенцим, с сожалением признал, что в России поднимают голову антисемитизм и ксенофобия.

В России растет количество не только антисемитских заявлений, но и нападений на евреев - в 2004 году по сравнению с предыдущим годом, согласно отчету Всемирного форума против антисемитизма (Global Forum Against Anti-Semitism) их число возросло сразу с четырех до пятидесяти пяти.

- Сейчас евреи им нужны. Им нужны хорошие отношения между русскими, евреями, мусульманами - всеми, - так Грабен характеризует режим Путина. - Но кто знает, что случится завтра?

С другой стороны, есть и такие, кто считает, что пять лет назад, когда партии, пропагандирующие этническую нетерпимость, имели намного больший политический вес, ситуация была гораздо хуже. С точки зрения девятнадцатилетнего Романа Марголиса, 'антисемитизм в России заморожен'.

- [Антисемитизм] не растет. Он становится меньше. Остается на том же уровне.

Роман добавляет, что у многих русских в душе хранятся зерна неприязни к евреям, но внешне она никак не проявляется.

- У многих людей это внутри, хотя и может прорваться наружу.

По мнению Маши Пашкевич, уровень антисемитизма растет в той мере, в какой, как бы ни парадоксально это звучало, он является отражением ведущих позиций, занимаемых в обществе евреями, не стесняющимися говорить о своей национальности.

- Возможно, антисемитизм существует, потому что евреи везде - в политике, на телевидении, на радио.

По мнению Сэма Амиеля (Sam Amiel), заместителя директора московского бюро еврейского объединенного распределительного комитета "Джойнт" (American Jewish Joint Distribution Committee), ведущие позиции еврейского сообщества являются определяющей чертой нынешнего климата антисемитизма. Именно 'Джойнт' основал московский гилель и не прекращает оказывать ему кадровое и финансовое содействие.

- Антисемитизм объективно существует в российском обществе, и мы все знаем, в чем заключалась политика [бывшего] Советского Союза. То, что мы видим сегодня - либо остатки того, прошлого, либо искры национализма, вместе с которыми приходит антисемитизм. Но я вижу, что еврейское сообщество не сидит сложа руки и говорит 'О, как мы рады это видеть' - говорит Амиель, - От главных раввинов до рядовых членов еврейской общины, все чувствуют, что им это неприятно, и все высказывают вслух свое мнение по этому поводу. Я считаю, что в этом и проявляется здоровая еврейская община.

Например, Маша Пашкевич замечает, что, когда женщина в Санкт-Петербурге обозвала ее жидовкой и сказала 'Убирайся в свой Израиль', она за словом в карман не полезла, да так, что обидчица дара речи лишилась. В двух словах, Маше и другим оказался не по душе совет той женщины.

- Я горжусь тем, что я еврейка. Я ей рассказала и кто такие евреи, и откуда мы взялись, и что мы дали миру, - говорит Маша.

Некоторые студенты рассказывают, что многих российских евреев то, что они увидели в Израиле, не очень воодушевило.

- Сейчас в Израиле поднимается волна антироссийских настроений против тех, кто приехал в страну из России, - говорит Саша Жабинская, - в Израиле это делают, чтобы не дать приехать новым иммигрантам.

За последние десять лет из стран бывшего Советского Союза в Израиль приехало около миллиона человек, и еще сотни тысяч выехали в другие страны. На старом месте остается еще примерно миллион-полтора. По словам Амиеля, в еврейских общинах про срочную продажу домов пока ничего не слышно.

- Люди, которые готовы по любому поводу бить в набат и паковать чемоданы, будут всегда. Но есть и другие, кто знает, что в этом обществе политика антисемитизма была открытой на протяжении жизни трех поколений, и от нее не избавишься за пятнадцать лет.

- Несколько лет назад быть евреем было даже, можно сказать, модно, - говорит Мила Видгорова, - теперь уже не модно. Все стало снова как всегда.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.