Торжества по случаю Дня Победы завершились. Высокие иностранные гости разъехались по домам. Начинается второй акт: преследование Михаила Ходорковского, основателя и главы нефтяной компании 'ЮКОС' - некогда он считался самым богатым человеком в России - вступает в финальную стадию. 16 мая московский суд вынесет приговор по его делу. Споры идут не о том, осудят Ходорковского или оправдают. Неясно лишь сколько лет он проведет в тюрьме - 10 или все же поменьше.

Правители России твердят, что недобрые старые времена 'дикого Востока' ушли в прошлое. Но как тогда объяснить постоянные заказные убийства бизнесменов? Преследование предпринимателей, крупных и мелких, налоговыми органами и разбойниками-бюрократами, стремящимися набить собственные карманы? Повсеместную коррупцию, с который сталкивается любой, кто занимается бизнесом в России?

Владимир Путин отлично знаком с этой проблемой. 'Всем, кто открывает новые фирмы и новое дело, регистрирует новые предприятия, - всем им нужно давать медаль за личное мужество', - заявил он в марте, и пообещал, что его правительство исправит ситуацию, причем в кратчайшие сроки.

Но с тех пор ничего не изменилось. Означает ли это, что российский президент говорит одно, а думает другое? Или, еще хуже - что он просто ничего не может сделать, что он утратил контроль над той самой бюрократией, которую в свое время натравил на 'ЮКОС'? Вот вам кое-какая статистика по Москве, которая считается 'витриной' российского экономического бума: по данным службы экономической безопасности при столичной мэрии, за 2004 г. были незаконно захвачены 177 предприятий - за счет манипуляции судебными органами и простого применения силы. Это огромная цифра, если учесть, что частное предпринимательство в стране еще находится в 'младенческом возрасте'. Подумайте, как это может повлиять на воплощение путинской идеи об экономической модернизации России, основанной на развитии среднего класса. Не знаете, так вот вам намек - ничего с этой затеей не выйдет.

Многие бизнесмены связывают эту постоянно возникающую проблему с делом, которое превратилось в символ 'силового захвата' компаний в путинскую эпоху: продолжающимся расчленением 'ЮКОСа' судебными властями: государство буквально 'втаптывает в землю' этого нефтяного гиганта, предъявляя ему налоговые недоимки на 28 миллиардов долларов и посадив за решетку его главных менеджеров. ''ЮКОС' показал, что правил игры больше не существует, что в России возникла новая реальность', - отмечает экономист Михаил Делягин из московского Института проблем глобализации.

Волей-неволей приходится признать: в ходе этой истории на российской деловой арене появились 'бандиты нового типа' - госчиновники из Кремля и спецслужб, использующие свои связи в судах, налоговых органах и прокуратуре, чтобы урвать лакомые куски от корпоративного 'пирога'. 'Высокопоставленные бюрократы понимают, что теперь они способны контролировать крупные компании, - отмечет Делягин, - а бюрократам пониже рангом достаются мелкие фирмы'.

Чем бы ни закончилась история с 'ЮКОСом', России она уже обошлась очень дорого. Бурный рост акций на российской бирже сменился застоем. Капитал бежит из страны - по некоторым данным за два года, прошедших с начала 'дела 'ЮКОСа'' его отток увеличился втрое. Рост иностранных инвестиций замедлился. По словам Кристофа Рюля (Christof Ruehl), бывшего главного экономиста представительства Всемирного банка в России, куда большую привлекательность в глазах инвесторов приобретают другие развивающиеся рынки, например, китайский, бразильский или индийский: 'С административными барьерами - бюрократизмом, коррупцией и тому подобным - приходится сталкиваться везде. Но экспроприация, которая имеет место в России - качественно иное явление'.

Именно это испытал на себе американский предприниматель Фрэнк Ньюмэн (Frank Neuman). За десять лет работы в Москве он создал прибыльную сеть из шести магазинов, торгующих эксклюзивной мебелью. Он жертвовал деньги российским благотворительным организациям и налаживал контакты с дружелюбно настроенными государственными чиновниками на самом высоком уровне. Но как-то утром в начале этого года в его офис явились вооруженные люди и захватили компанию, действуя от имени 'новых владельцев'. Ньюмэн обратился в полицию и приготовился к бою, но для начала нанял шестерых телохранителей. 'Я всегда думал: если я действую честно, телохранители мне не нужны', - рассказывал он в середине января. Ньюмэн надеялся на обращение в суд, затем на свои контакты в политических кругах. Однако через месяц он убедился, что его противники обладают куда лучшими связями.

В Валентинов день Ньюмэн вернулся в Москву, но, проходя паспортный контроль, выяснил, что его фамилия внесена в 'черный список', виза аннулирована, и он должен немедленно покинуть Россию. Каким бы гротескным ни показался этот эпизод, он вовсе не представляет собой исключения из правил. Наоборот, как утверждает глава либеральной партии 'Яблоко' Григорий Явлинский, 'такое случается сплошь и рядом'.

Деятельность таких предпринимателей как Ньюмэн - неважно, россияне они или иностранцы - имеет важнейшее значение для экономического развития страны. Сегодня на долю малого и среднего бизнеса приходится лишь 13% российского ВВП. (На Западе этот показатель составляет около 50%; кроме того, малый и средний бизнес обеспечивает до 90% рабочих мест). В России рост ВВП поддерживается за счет повышения цен на энергоносители; оно же позволяет ей избегать проблем, связанных с однобоким развитием экономики - на долю нефтегазового сектора, обеспечивающего 1% рабочих мест, приходится 20% ВВП. Однако экономисты считают, что без диверсификации экономики рост в России не может продолжаться долго. 'Факт остается фактом, - отмечает дружественно настроенный по отношению к бизнесу парламентарий Геннадий Гудков, - если мы немедленно не начнем развивать малый и средний бизнес, мы обречены на масштабный кризис'.

На бумаге, в России созданы все условия для экономического роста. Физические лица платят подоходный налог по единой ставке в 13% - одной из самых низких в Европе. Ставка налогообложения для корпораций составляет 24%. Проблема, по словам бизнесменов, заключается в том, что алчные чиновники вымогают у них огромные взятки по собственному произволу, что просто не позволяет планировать дальнейшее развитие фирм. Один владелец ресторанной сети, действующей по всей России, утверждает, что расходы на взятки составляют до 20% текущих затрат его компании, причем при Путине ситуация ухудшилась настолько, что прибыльность всей фирмы оказалась под угрозой.

Расходы на открытие заправочной станции в Москве могут достигать миллиона долларов, причем, по словам совладельца нескольких таких бензоколонок, 150000 из них уходит на то, чтобы удовлетворить аппетиты местных чиновников, от которых зависит выдача сотен различных разрешений. По словам Дины Крыловой, аналитика из небольшой лоббистской организации 'ОПОРА', если перед предпринимателем возникает выбор между уклонением от налогов и отказом давать взятки, он зачастую выбирает легкий путь: не платить налоги. 'Бизнесмены стремятся к прозрачности, - утверждает она, - но закон не позволяет вносить взятки чиновникам в графу 'эксплуатационные расходы''.

Частный сектор начинает оказывать сопротивление. Некоторые бизнесмены объединяются в организации для обеспечения юридической защиты своих прав, вроде фонда 'Гражданская инициатива', основанного предпринимателем Юрием Королевым, специализирующимся на информационных технологиях. В апреле прошлого года его московская фирма ICS подверглась нападению 200 человек, вооруженных дубинками, во главе с одним из миноритарных акционеров, который предъявил подделанное свидетельство о собственности и потребовал освободить помещения. Захватчики удерживали принадлежащую Королеву фабрику до августа, и покинули ее только после того, как местная полиция пригрозила вмешаться. Тот факт, что Королеву удалось использовать одно государственное ведомство - полицию, чтобы 'побить козырь' противника - решение, вынесенное другим, судебным ведомством, наглядно демонстрирует, что путинские разговоры о стабильности не подтверждаются делом. 'Бюрократия не монолитна, - отмечает Рюль. - Она, как гидра, имеет тысячу голов, тысячу голодных ртов'. В последних выступлениях Путин обещает не позволить бюрократам 'терроризировать' бизнесменов. Однако в ближайшее время ожидать перемен к лучшему не стоит. Причина вот в чем: Кремль уже готовится к президентским выборам 2008 г., и чтобы получить нужное количество голосов, ему понадобится помощь лояльных, пусть и корыстных, бюрократов.

В общем, нынешние времена иначе как мрачными не назовешь. Недавно в Нью-Йорке один из главных сторонников развития бизнеса в России - глава инвестиционной компании 'Hermitage Capital Management' Уильям Браудер (William Browder), говорил о многообещающих перспективах экономического развития страны. Однако когда его спросили, к какой категории он отнесет Россию с точки зрения инвестиционных возможностей, Браудер подумал, а затем уступил непреложной реальности: 'Между 'плохо' и 'ужасно''. Ничего себе, похвальная характеристика.

В подготовке статьи участвовала Надя Титова

____________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Проблема с Путиным ("Newsweek", США)

Что делать с Россией? ("Newsweek", США)

Может ли этот человек возглавлять Большую Восьмерку? ("Newsweek", США)

Россия: Сужение сферы влияния ("Newsweek", США)

Реальный кризис путинской России ("Newsweek", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.