'Проведенное по распоряжению Никиты Хрущева закрытое исследование документов секретных отделов органов внутренних дел показало, что в период между 1935 и 1941 гг. власти арестовали более 19 миллионов человек. Семь миллионов человек были сразу же расстреляны'. Эти бросающие в дрожь строки взяты из книги американского журналиста и писателя Адама Хохшилда (Adam Hochschild) 'Сталин. Неспокойный призрак'. ('Stalin: The Unquiet Ghost').

Понемногу историки преодолели завесу секретности, окутывавшую Сталина, и, по их подсчетам, он несет ответственность за смерть 20 миллионов человек, осужденных, начиная с момента его прихода к власти в 1929 году и вплоть до самой смерти в 1953 году. В странах подобных России исторические макропоказатели действуют несколько иным образом: считается, что в стране, по подтвержденным данным, в период Второй мировой войны с 1941 по 1945 гг. погибло 27 миллионов гражданских и военных лиц.

В России правители всегда были одержимы территориальной безопасностью - будь то цари во времена Российской Империи, Советский Союз времен Холодной войны или же великая русская нация на нынешнем темном этапе правления Владимира Путина. Эта одержимость территорией по-прежнему стоит за криками, хлопаньем дверьми и ночными бдениями Кремля. На западных и южных границах России сегодня идет сдержанное противостояние между Западной Европой, Соединенными Штатами и Россией за владение сердцами, пограничными коридорами и энергетическими ресурсами.

На Западе Путин наблюдает за тем, как Европейский Союз завоевывает территории, прежде входившие в его зону влияния: сегодня Россия и ЕС разделены протяженной общей границей, идущей от Финляндии к трем странам Балтии. А в скором времени - после вступления Румынии и Болгарии - она продлится до Черного моря. Большинство из этих стран - прежде бывших коммунистическими, а сегодня принятых в ЕС - также являются членами НАТО и выступают прилежными учениками, внимающими указам Соединенных Штатов.

Россия представляет собой крайне важный элемент в сфере коммерции, энергетических поставок и в обеспечении контроля над миграционными потоками в ЕС. По этой причине европейским лидерам приходится заниматься эквилибристикой, отводя глаза от явно авторитарной тенденции правления и неоимпериалистических стремлений Путина (читай, в Чечне) и улыбаясь для совместной фотографии с всемогущим российским президентом, прежним главой ФСБ.

10 мая, в момент, когда верховные представители России и ЕС подписали соглашение о сотрудничестве, три балтийские республики заговорили о прошлом: Латвия, Литва и Эстония были оккупированы Советским Союзом после подписания в августе 1939 года Пакта Молотова-Риббентропа, согласно которому Гитлер и Сталин произвели тайный и скверный раздел Восточной Европы.

В этом контексте возрождения исторических обид и вновь открывшихся былых ран ХХ-го столетия ЕС и Россия заключили договор о создании общего пространства на основе так называемых четырех сфер сотрудничества: экономической, обеспечения безопасности и правосудия, внешней безопасности и области науки и культуры. Но лидеры Европы понимают, что вызывает чувство обиды у Кремля: растущая и невыносимая близость экономического и политического либерализма ЕС и баз НАТО.

На южной границе - как это уже происходило в 2003 году в Грузии и совсем недавно на Украине - Путин сделает все возможное для того, чтобы загасить дух уличных волнений и протестов, начавший проникать в некоторые республики Средней Азии. Пять республик с непроизносимыми названиями - Узбекистан (26 миллионов человек), Туркменистан (5 миллионов человек), Таджикистан (7 миллионов), Казахстан (15 миллионов) и Киргизстан (5 миллионов) - были основаны Сталиным в двадцатых-тридцатых годах и получили независимость от Советского Союза в 1991 году. В трех из них (Узбекистане, Туркменистане и Казахстане) продолжают править бывшие первые секретари Компартий республик.

Этот расположенный севернее Ирана и Афганистана регион, большинство населения которого - мусульмане, оказался втянут в так называемую борьбу с исламским терроризмом - этим прикрытием, что Соединенные Штаты предоставили в распоряжение Путина и местных автократов-правителей бывших советских республик, чтобы те могли спрятать за ним истинные проблемы: авторитарную и репрессивную политическую систему, отжившую свой век экономику. Все здесь находится в руках президентов и окружающей их со времен советской эпохи свиты.

Таков контекст недавно прошедших в Узбекистане выступлений протеста, вызванных социальными и экономическими требованиями населения. Если быть точнее - то выступлениями против попыток правительства ограничить единственное существующее проявление экономической свободы: торговлю на базаре. Особый упор в изложении событий на присутствие в республике исламистских группировок (не настолько и многочисленных) дает неполное представление о случившемся, а, кроме того, подтверждает версию, распространяемую авторитарным правительством Ислама Каримова, находящегося у власти с 1989 года.

В представлении оптимистов неудержимое стремление народов к свободе начинает распространяться и на постсоветское пространство. Не принижая потенциальный эффект цепной реакции в мирных, поддержанных молодежью переворотах в Грузии, на Украине и в Ливане, самые пессимисты предупреждают о тех проблемах, что порождает неоконченный переход громадного Советского Союза к не совсем явной цели. На пограничной линии между путинской Россией и либеральными демократиями растет число черных дыр, которые могут носить название Ферганской долины в Узбекистане, Нагорно-Карабахской области в Азербайджане или русскоговорящего Приднестровья в Молдавии. Названные дикие анклавы - с каждым разом все больше приближающиеся к территории ЕС - дают у себя пристанище торговцам наркотиками, оружием и людьми. В Европе XXI-го столетия территориальные вопросы по-прежнему таят в себе зародыш конфликта. И Путин - наследник политической школы Сталина - кажется не совсем подходящим компаньоном для их предотвращения.

____________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Незадачливый империалист Владимир Путин ("The Wall Street Journal", США)

Российская империя наносит удар ("L'Espresso", Италия)

Путин восстанавливает российскую империю ("The New York Times", США)

Агрессивный империализм Путина ("The Washington Post", США)

Империя атакует ("Gazeta Wyborcza", Польша)

Империя Путина ("Sueddeutsche Zeitung", Германия)

Триумф российского империализма ("Rzeczpospolita", Польша)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.