Известие о том, что в России решено исследовать 'Кицур Шульхан Арух' - сокращенный кодекс иудаистского права - на предмет разжигания расовой вражды, вызвало у профессора Израэля Якова Ювала (Yisrael Yaakov Yuval), специалиста по отношениям между евреями и христианами в Средние века, ощущение, что 'мы вернулись в 13 век'.

Любой, кто знаком с историей еврейского народа, подобно Ювалу, не может не испытывать ошеломляющего чувства, будто мы снова вернулись в средневековье. Расследование, начатое против одной еврейской организации в России из-за того, что она занималась распространением книги в русском переводе - лишь последний инцидент: история знает немало подобных случаев, связанных с еврейскими религиозными трудами, содержащими, как считалось, высказывания, направленные 'против неевреев'. Тогда как правило дело заканчивалось массовым сожжением книг, еврейскими погромами и изданием антисемитских указов.

Наиболее известный из таких случаев произошел в Париже в 1240 г., когда выкрест из евреев Николя Донэн (Nicolas Donin), заявил, что в Талмуде содержатся выпады против 'гоев'. Вероотступники часто играли свою роль в неурядицах, постигавших евреев, поскольку именно они были в состоянии сообщить христианам любые подробности о содержании Талмуда.

Католическая церковь повелела устроить религиозный 'диспут' - своего рода публичный процесс, в ходе которого евреи должны были защищать свои канонические тексты от обвинений со стороны христиан. Вскоре после этого папа приказал конфисковать экземпляры Талмуда и передать его монахам-доминиканцам для изучения. В течение 10 лет после издания этой буллы по всей Европе происходили публичные сожжения Талмуда. В 1241 г. эта кампания привела к еврейским погромам во Франкфурте.

Впрочем, в 1247 г. евреи сумели добиться согласия папы Иннокентия IV на то, что Талмуд, признанный основополагающим текстом иудейской религии, больше не будет сжигаться.

В 1413 г. другой еврей-вероотступник, испанец Йошуа Халорки (Joshua Halorki), также выступил с обвинениями в том, что Талмуд содержит тексты, направленные против неевреев. Евреев вновь вызвали на публичный процесс в городе Тортоза. Темой для разбирательства, продолжавшегося два года, стали якобы содержавшиеся в Талмуде 'ошибки, ересь и оскорбления христианской веры'. Процесс завершился изданием указов о дискриминационных мерах против евреев.

В 1509 г. Иоганн Пфефферкорн (Johanne Pfefferkorn) - еще один еврей, обратившийся в христианство - выступил против Талмуда в Германии. Однако на этот раз евреев защищал ученый-христианин Иоганн Рейхлин (Johannes Reuchlin), доказывавший, что в Талмуде содержится множество доказательств правоты христианской веры, и сожжения Талмуда удалось избежать.

Несомненно, иудаистское законы ('галаха'), особенно те, что содержатся в Талмуде, проводят различие между евреями и неевреями. С особой силой этот контраст проявляется в 'Мишне Торе', написанной Маймонидом (Maimonides), где он систематизирует все галахические нормы Талмуда. Так, 'гоям' запрещается изучать Тору и соблюдать шабад, поскольку эти священные книги и обычаи предназначены исключительно для иудеев: нееврей, нарушивший эти предписания, подлежит казни. Согласно другим нормам евреи не обязаны возвращать неевреями потерянные ими вещи, или в лучшем случае могут возвращать их только ради поддержания дружеских отношений.

Каббалистические труды или произведения людей, попавших под влияние Каббалы, содержат еще более радикальные утверждения о различиях между иудаистами и 'гоями'. Уже в 20 веке раввин Авраам Исаак Кук (Abraham Isaak Kook) писал: 'разница между душой израильтянина : и душой любого нееврея, каков бы ни был уровень последнего, больше и глубже, чем разница между душой человека и животного'.

Что же касается 'Шульхан Арух' - кодекса галахических норм, составленного в 16 веке - то в нем, как считается, почти не содержится комментариев и установлений подобного рода. Кое-где присутствуют их отдельные рудименты, вроде установления (на котором, судя по всему, и основываются утверждения российских обвинителей), запрещающего принимать роды у женщин-неевреек в шабад, поскольку подобное стало бы нарушением шабада, а идти на это ради нееврейки не следует.

Ювал, специалист по отношениям между евреями и христианами, рассказывает, что 'Шульхан Арух' подвергся редактированию со стороны евреев и христиан-цензоров, что стало возможным после изобретения печатного станка: это позволило более тщательно контролировать содержание книг еще до их публикации.

По словам Ювала, со времен публикации кодексов иудейского права подобная внутренняя и внешняя цензура только усилилась, в результате чего вышедший в 19 веке 'Кицур ('сокращенный') Шульхан Арух' содержит еще меньше выпадов против 'гоев', чем его предшественник. 'Я впервые сталкиваюсь с тем, что 'Шульхан Арух' становится предметом полемики', - отметил он.

Толкователи-евреи старались сгладить острие иудаистских правовых норм, направленных против неевреев. Еще в 13 веке раввин Менахем Хамейри (Menachem Hame'iri) писал, что подобные установления не распространяются на адептов монотеистических религий вроде христианства и ислама, а только на идолопоклонников.

В любом случае обсуждение иудаистского права следует оставить самим евреям, и российская прокуратура здесь абсолютно ни при чем. Проблема, которая не должна оставлять никого равнодушным, заключается в возрождении антисемитизма в его самых мрачных формах.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.