Год назад во время захвата заложников в российском городе Беслан погибли 330 школьников и учителей. Государственные следователи скрывают то, как развивались события и их причины, говорит Станислав Кесаев из независимой комиссии по расследованию.

Станислав Кесаев - председатель независимой комиссии по расследованию событий, связанных с захватом заложников в Беслане. Он - заместитель председателя североосетинского парламента и декан юридического факультета университета во Владикавказе.

taz: Господин Кесаев, Вас публично оскорбили, назвав 'шпиком' из-за того, что Вы подготовили доклад о захвате заложников в Беслане. Почему?

Кесаев: Заместитель генерального прокурора Николай Шепель считает нашу комиссию незаконной. Меня он назвал бессовестным гражданином. Ничего удивительного, так как наши данные не совпадают с официальной точкой зрения на то, как все происходило. В ходе судебного процесса против единственного оставшегося в живых террориста Нурпаши Кулаева официальная версия была неоднократно опровергнута.

taz: В чем Ваши данные расходятся с результатами официального расследования?

Кесаев: Они лгут, говоря, будто террористы выдвинули требования. Ведь террористы пришли не для того, чтобы мстить. Было требование вывести армию из Чечни, они хотели положить там конец войне. У нас есть свидетели.

taz: Бесланцы убеждены, что сначала загорелась крыша школы, после чего по школе начали стрелять солдаты. . .

Кесаев: Я видел, как танки открыли огонь, хотя заложники были еще в школе. Во дворе находились командующий 58 армией и военные. Они не смогли мне ответить, кто отдал приказ открыть огонь. Позднее командующий не сказал ничего конкретного и представителям комиссии Думы.

taz: Удалось ли выяснить причины применения гранатометов и огнеметов?

Кесаев: Нет. Еще в сентябре член думской комиссии нашел рядом со школой капсулу от огнемета 'Шмель'. Он передал ее следователям, после чего она бесследно исчезла. В апреле снова обнаружили капсулу. На этот раз мы передавали ее перед работающей телекамерой. Теперь и прокуратура признала, что это оружие применялось, но оспаривает его сокрушительное воздействие. Остатки краски на полу в спортзале, в котором находились большинство заложников, подтверждают предположение, что горящая крыша обрушилась и погребла под собой заложников. Таким образом, катастрофу вызвал не взрыв внутри здания, а операция по освобождению заложников.

taz: В ходе расследования все было корректно?

Кесаев: Следователи вели себя, как плохие школьники. Заглядывали в ответы и соответственно, ориентируясь на них, решали задачи. Через день после трагедии в школе побывали посторонние и забрали валявшиеся там маскировочные костюмы и одежду. Почему не были сразу же собраны все вещественные доказательства и не отправлены в лабораторию?

taz: Что в результате можно было бы установить?

Кесаев: Когда генералы понимают, что они и их подчиненные не справились с задачей, то начинают искать отговорки. Кроме того, не было единого кризисного штаба. Каждое министерство тянуло волынку. Пожарные говорят, что приказа не получали и поэтому появились только через час после начала пожара. Затем оказалось, что не подходили друг к другу штуцера брандспойтов.

taz: После первого взрыва начался штурм школы. Почему?

Кесаев: Эксперты-взрывотехники не хотят исключать ни случайный взрыв взрывных устройств, смонтированных террористами, захватившими заложников, ни другие версии, которые были запротоколированы очень многими заложниками. Согласно им, террорист, удерживавший ногой взрыватель, неожиданно осел. Возможно, его нейтрализовал снайпер.

taz: По официальным данным, в группу убийц входили 32 человека. . .

Кесаев: Это удобная цифра. Было 32 террориста, 31 - убит, один теперь предстал перед судом. Этого последнего выжившего свидетеля через какое-то время постигнет такая же участь. В практике российской пенитенциарной системы это было бы не удивительно. Но тот, кто уничтожает всех преступников, не желает ничего знать о причинах преступления.

taz: Цифра реальная?

Кесаев: Тот, кто служит в армии, задается вопросом, а могли ли 32 человека оказывать так долго ожесточенное сопротивление. Я слышал, как милиционеры предупреждали по рации, что террористы переоделись и бежали. Тот, кому удалось скрыться, продолжит свою кровавую работу. Следователи, видимо, об этом не думают.

taz: Говорят, погибший чеченский президент Аслан Масхадов изъявлял готовность выступить в роли посредника?

Кесаев: Была договоренность с окружением Масхадова, и он, видимо, должен был прибыть в пятницу. Но в пятницу начался штурм. Как посредник - к тому же успешный - он превратился бы в серьезную политическую фигуру, что не отвечало представлениям Москвы о жалком и не пользующемся влиянием террористе. Однако без политического решения в Чечне не может быть мира. Так думает большинство людей на Кавказе, и это понимает также федеральная власть в Москве.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.