Сегодня исполняется год со дня нападения террористов на школу N 1 в Беслане. Утром 1 сентября 2004 г. предположительно 32 террориста прибыли в Беслан, расположенный в республике Осетия, из соседней северокавказской республики Ингушетия. На армейском грузовике, а возможно еще и на других автомобилях, вооруженные до зубов и оснащенные взрывчаткой они беспрепятственно миновали милицию, спецслужбы и военных.

Так же беспрепятственно они ворвались в школу N 1 на улице Коминтерна и захватили в заложники - по сегодняшним данным - 1128 человек. Для их жертв - школьников, отцов и матерей, некоторые из которых пришли с младенцами на руках, для родственников и учителей в 'День знаний', как называется в России традиционно празднично отмечаемое начало учебного года после каникул, начался леденящий душу кошмар.

Издевательская полуправда и ложь

Что точно произошло между этим 1 сентября и страшным концом трагедии 3 сентября после хаотичного штурма школы до сих пор неизвестно. Однако в Северной Осетии с тех сентябрьских дней прошлого года к гневу на террористов присоединился еще и гнев на российскую государственную власть, которую считают виновной в смерти многих заложников и сокрытии правды.

Комитет 'Матери Беслана', в котором объединились женщины, чьи дети были убиты, считает работу прокуратуры и парламентской комиссии по расследованию в Москве непрофессиональной, неудовлетворительной, а частично и скандальной и требует выяснения, невзирая на лица, по поводу возможной сопричастности к этому теракту государственных чиновников. Они хотят знать правду, и поэтому требуют участия в расследовании иностранных специалистов, считая, что полуправда и ложь являются издевательством над жертвами, невинными детьми, которым государство отказало в защите.

Страшные кадры

Примерно 20 заложников было убито уже в те дни, когда люди, согнанные в заминированный физкультурный зал, находились там в нечеловеческих условиях, под постоянной угрозой расправы, испытывая голод и жажду. Вечером 3 сентября число убитых дошло до 317, в числе которых 186 детей. Спецподразделения потеряли убитыми 10 человек, а также двух спасателей из МЧС.

Это были жертвы штурма школы, который начался, после того как в 13:00 школа содрогнулась от нескольких взрывов, рухнула крыша над спортзалом и начался пожар. При этом погибло много заложников, другие же были чуть позже убиты при попытке покинуть школу в перекрестном огне террористов, сил безопасности и вооруженных добровольцев. Мир видел страшные кадры с окровавленными людьми, бегущими из школы, солдатами, штурмующими школу, и с убитыми.

Террористы, подобранные собственными руками

Вождь чеченских террористов Шамиль Басаев некоторое время спустя взял на себя ответственность за организацию захвата заложников. Он заявил, что лично подбирал террористов для этой операции, в основном чеченцев, но также и ингушей, нескольких русских, арабов и осетин, а также по одному: татарина, кабардинца и гурана. Некоторые из террористов уже давно были известны соответствующим ведомствам, некоторые из них находились даже под арестом, однако при загадочных обстоятельствах были отпущены на свободу.

Они требовали вывода российских войск из Чечни, суверенитета Чечни в рамках СНГ и введения в республику миротворческих сил СНГ. Все эти требования не могли быть выполнены в короткий срок. Позднее Басаев заявил, что теракты против объектов и людей в Российской Федерации имели своей целью перенос чеченской войны на территорию России, чтобы заставить русских потребовать от своего руководства прекращения войны.

Траур, гнев, ожесточение

Кошмар для тех, кто пережил Беслан, далеко не закончен. Дети, матери и отцы еще не избавились от психологического шока, и пройдет много времени, пока заживут раны, если когда-либо они вообще смогут зажить. Деньги, выплачиваемые российским государством как возмещение ущерба оставшимся в живых заложникам, раненым и семьям убитых, хотя и являются отрадной новостью в обращении российского государства с жертвами терактов, тоже не могут решить эту проблему, равно как не могут ее решить и щедрые пожертвования из-за границы.

К трауру добавляется гнев и ожесточение не только против террористов, но и против государственной власти. Люди в Беслане хотят, по меньшей мере, признания спецслужб, что они тоже несут ответственность за смерть заложников. Сузанна Дудиева, председатель комитета 'Матери Беслана', сказала на днях, что виновные среди военных и сотрудников спецслужб должны хотя бы потерять по одной звездочке на своих погонах, а не ждать за Беслан орденов 'За заслуги'.

Встреча, которая не будет радостной

Уже многие месяцы комитет требует встречи с президентом Путиным, на которого он возлагает вину за действия органов государственной власти. До сих пор эта просьба отклонялась, а критика со стороны комитета все больше приобретала также и черты критики политической системы. И только сейчас, к годовщине трагедии, Путин решил принять делегацию матерей Беслана в Москве. Многие предполагают, что тем самым власть стремится предотвратить во время траурного мероприятия громкую критику руководства на глазах у всей международной общественности. Матери поедут в Москву. Но эта встреча не будет радостной.

Обычные для власти в таких случаях метод замалчивания и попытки замять дело в случае с бесланской трагедией могут, видимо, не сработать. И не только благодаря матерям Беслана. В процессе против Нурпаши Кулаева, единственного выжившего из террористов, находящегося в настоящее время в североосетинской столице городе Владикавказе, всплыли детали, которые власти до сих пор скрывали от общественности. К тому же, региональный североосетинский парламент создал свой собственный комитет по расследованию, действующий под руководством заместителя председателя парламента Станислава Кесаева намного более критично и смело, чем его московский аналог.

По миллиметру к истине

Еще во время захвата заложников обнаружился вопиющий пример ложной информации: власти утверждали, что в школе находятся примерно 350 заложников, хотя люди в Беслане подсчитали, что их должно быть больше 1000. И только позднее, под давлением некоторых СМИ, им пришлось наконец-то сказать правду. Главному редактору газеты 'Известия', которая особенно выделилась при этом, под нажимом государства пришлось после событий уволиться.

Еще одним примером попыток придать событиям желаемые очертания является, видимо, официальная версия происходившего в день освобождения заложников 3 сентября, вошедшая в текст обвинения против Кулаева. И только показания свидетелей и работа североосетинского комитета по расследованию, как заявил недавно в своем интервью еженедельнику 'Коммерсантъ-Власть' Кесаев, в конечном счете, заставили Генеральную прокуратуру на миллиметр приблизиться к истине.

Гильзы как вещественное доказательство

Сначала власти решительно отвергали факт обстрела школы ракетами в то время, когда там еще находились заложники, сейчас же утверждается, что снаряды не могли вызвать в школе взрывы. То есть речь идет о том, чтобы свалить всю ответственность за хаотичный ход освобождения школы только на террористов и отвлечь от подозрений в чудовищном обстреле школы ракетами, когда там еще находились заложники.

Аналогично обстоит дело и с обстрелом школы танками. По официальной версии это произошло лишь вечером 3 сентября. Кесаев, однако, на основе расследования убежден в том, что огонь из пушек танки открыли намного раньше. В связи с этим генеральный прокурор назвал Кесаева бессовестным, а североосетинский комитет объявлен незаконным. Матерям Беслана, представившим в доказательство гильзы от ракетных снарядов было сказано, что они не настоящие, а поддельные.

Тем временем, общественность рассматривает новую версию, согласно которой, ракетный обстрел велся снаружи, со стороны подхода спасателей, и он-то, возможно, и вызвал взрыв, пожар и обрушение крыши, в результате чего погибло большое число заложников. Правда, доказательств у этой версии также мало, как и у официальной. Однако та манера, с которой государственная власть действовала и относилась к трагедии в Беслане, способна только увеличить и без того существующее недоверие к государству.

Залечь на дно в критических ситуациях

Тот факт, что Путин воспользовался трагедией в Беслане, чтобы отменить прямые выборы губернаторов и президентов автономных республик и укрепить центральную власть, волновал поначалу только политический класс. Но теперь становится все очевиднее, что высокопоставленные посланники Центра, которые должны руководить деятельностью силовых структур, в критических ситуациях легли на дно, возложив ответственность на других. Становится все очевиднее, как отсутствие руководства в условиях катастрофы спровоцировало страшную неразбериху в так называемом 'оперативном штабе'. Возникает также вопрос, почему региональная инициатива по привлечению к спасению заложников более или менее умеренного подпольного президента Чечни Аслана Масхадова, убитого этой весной, не была рассмотрена. Хотя, как говорят, Масхадов заявил о своем согласии при условии обеспечения ему безопасности.

Руководство оказалось несостоятельным

Все это непосредственно касается простого народа, людей, пострадавших в результате захвата заложников, усиливая их недоверие. Кесаев, к тому же, сказал в среду о других страшных вещах. Свидетели сообщили ему, что на второй день удержания заложников, в школу, видимо беспрепятственно, а затем и в физкультурный зал, минуя военных и сотрудников спецслужб, проникли несколько террористов, чтобы связаться с захватчиками, а затем снова спокойно покинули школу. Кроме того, после штурма несколько террористов были якобы арестованы солдатами, но затем снова отпущены.

Пока успешными действия властей можно считать только по одному пункту. Видимо, денежными компенсациями, своего рода откупными, им удалось предотвратить коллективную месть осетин-христиан мусульманским соседям-ингушам за смерть своих детей, поскольку основная часть террористов в Беслане, видимо, были ингушами. Старая враждебность между северными осетинами и ингушами могла кончиться войной. Москве удалось хотя бы не допустить, чтобы Басаев, подбиравший террористов в Беслан и грозившийся разжечь пожар на всем Кавказе, не смог разыграть этот козырь. Но перед своим собственным народом в Северной Осетии во время и после трагедии в Беслане действия Москвы оказались несостоятельными. Во всяком случае, так говорят пострадавшие.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.