В небольшой населенный пункт Пседах, что в Ингушетии, год назад собралась группа, в которую вошли 31 мужчина и две женщины. Эта деревня находится в 30 километрах от Беслана. Обе женщины - чеченки, как и 12 мужчин. В группе было - 9 ингушей, трое русских, два араба, два осетина, один татарин, один кабардинец и один гуриец.

Группа хорошо вооружена: есть гранатометы, снайперские винтовки, автоматы и взрывчатка.

Было первое сентября, начало учебного года. Группа террористов направлялась через административную границу в Северную Осетию, чтобы захватить школу номер 1 в Беслане.

Террористы завербовались для выполнения задачи через специальный батальон смертников под командованием Шамиля Басаева. Этот батальон уже провел к тому времени в 2002 году в Москве операцию по захвату зрителей мюзикла 'Норд-Ост'. Подразделение подготовило группу смертниц, 'черных вдов' - женщин-чеченок, которые совершили несколько террористических актов по всей России.

Басаев - самый известный в России террорист и последний живой командир из старой полевой гвардии. Его вербовщики начали работу по созданию указанной группы из добровольцев уже в конце 2003 года.

Агенты Басаева посещали лагеря беженцев в Ингушетии и Чечне, отбирая подходящих людей, которые так ненавидели российские власти, что были готовы расстаться со своей жизнью.

Завербованные обучались на территории Ингушетии, в лесном лагере. Мятежники записывали на видео процесс обучения добровольцев. На кадрах видеозаписей виден сам Басаев, неоднократно бывавший на базе.

В конце концов, 33 человека направились из приграничной деревушки Пседах. В группе были участвовавшие неоднократно в террористических вылазках закаленные профессионалы и несколько недавно завербовавшихся тщедушных молодых людей. Для выполнения задания они располагали тремя автомобилями: джипом УАЗ, белой 'Ладой' и военным грузовиком ГАЗ-66. На борту грузовой машины была надпись 'Прокуратура России'.

Группа направилась из указанной деревушки в сторону Северной Осетии в мусульманский город Хурикау. По пути к нему они захватили повстречавшегося им начальника полиции города Султана Гурашева.

Боевики проехали по проселочной дороге от Хурикау в казачью станицу Старый Батакоюрт, где было четыре полицейских блок-поста. Террористы откупились горстью рублей. Даже на сидящего между двумя боевиками в 'Ладе' на заднем сидении начальника полиции проверяющие не обратили особого внимания.

Без десяти минут девять первого сентября грузовик с террористами выехал на мост, перекинутый через железную дорогу, соединяющую Беслан и Назрань.

Спустя некоторое время колонна въехала во двор бесланской школы. Он был заполнен нарядными детьми и их родственниками.

Одетые в камуфляжную форму и спрятавшие свои лица под масками террористы стали стрелять в воздух и согнали людей в одну кучу. Во дворе началась паника, когда участников торжественной линейки стали силой загонять в спортивный зал.

Террористы развесили по залу пакеты со взрывчаткой, скрепленные изолентой и заминировали коридоры - выходы из спортзала. От каждого пакета со взрывчаткой вел шнур к нажимному взрывателю в конце зала. Взрыватель напоминал педаль от ножной швейной машинки.

Гурашеву удалось вырваться из рук террористов во дворе школы. Он и сообщил полиции Беслана о случившемся, но был, правда, сам арестован осетинскими коллегами-полицейскими. Гурашев - мусульманин и христиане-осетины не поверили сразу его сообщению. Они посчитали его сообщником террористов. Спустя восемь дней его освободили. На его лбу была открытая рана в 8 сантиметров, левый глаз подбит, грудь и левое бедро - в кровоподтеках, а мошонка распухла от ударов.

В Беслане было 500 полицейских. Они встали в оцепление и окружили захваченную школу. Ими никто не руководил. Новый начальник полиции города приступил к исполнению своих обязанностей всего за месяц до событий и его не было на рабочем месте.

Врач Лариса Мамитова была вынуждена оказать первую помощь двум террористам в здании школы. После этого ее отвели к командиру группы - 'полковнику' Руслану Хочубарову. Это был 32-летний родившийся в Ингушетии преступник, разыскиваемый по подозрению за участие в двух убийствах.

Хочубаров дал Мамитовой бумагу, карандаш и сообщил номер телефона, по которому могут позвонить представители правительства России. Он требовал прибытия, в частности, президента Северной Осетии и известного детского врача Леонида Рошаля в качестве представителя президента Владимира Путина.

Руководитель террористов заявил, что за каждого погибшего террориста будут расстреляны 50 заложников. Попытка освободить школу штурмом приведет к неминуемому подрыву заминированного спортзала.

Мамитова оторвала от шторы в библиотеке кусок белой ткани в качестве флажка парламентера и покинула школу. У главного входа она передала листок с требованиями террористов представителям властей. Она же сообщила, что в спортзале - 1300 заложников.

Накануне второго дня драмы террористы занервничали: по радио сообщили, что они удерживают всего 354 заложника. В наказание детей лишили воды. Террористы выбили несколько половых досок в одном из классов и превратили это помещение в уборную.

Переговоры не продвигались вперед. Бывший президент Ингушетии Руслан Аушев получил разрешение пройти в школу для встречи с террористами. Они выдвинули новое требование, подписанное 'слугой Аллаха Шамилем Басаевым'. Аушев договорился об освобождении 12 женщин и 15 грудничков.

Утром третьего сентября переговоры продолжались без успеха, хотя представители правительства поддерживали постоянный контакт с террористами. Террористы разрешили военнослужащим убрать выкинутые из окон школы трупы на борт автомашины, так как собаки начали грызть погибших.

Около 13 часов в спортзале неожиданно раздался мощный взрыв.

Сотни людей, собравшихся во дворе Дома культуры, замерли на месте. Лица матерей сковала маска горечи. Женщины зарыдали, поскольку посчитали, что их дети взорваны.

В штабе контртеррористической операции началась паника. Переговорщики опять связались с террористами, но в это время раздался второй взрыв и начался шквальный обстрел школы. Террористы тут же во время начавшегося обстрела обвинили переговорщиков - представителей правительства в нарушении взятого ими обязательства. Державший телефонную трубку милиционер кричал, что приказа о начале штурма нет.

'Все. Мы взрываем!', - ответил нервничавший террорист.

Сразу после первого же взрыва сотни заложников начали выпрыгивать из окон во двор школы. Часть из них попала под перекрестный огонь.

Российские спецподразделения бросились, несмотря на стрельбу, сквозь огневую завесу к школе. Сзади них стояли осетинские омоновцы и военнослужащие российской армии.

А за ними расположились бесланские полицейские. И все обстреливали охваченную огнем школу.

Террористы покидали школу в панике. Они успели снять камуфляж и переодеться в джинсы и футболки. Их легко было отличить от полуголых заложников.

Террористов никто даже и не стремился взять живыми. Их расстреливали на месте. Некоторые были убиты ожесточившимися местными жителями.

Каждый бородатый мужчина в джинсах подвергался опасности быть убитым у школы.

Итог драмы кровавый: 362 человека (так в тексте - прим. пер.), в том числе 176 детей, погибли.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.