После известия о том, что бывший премьер-министр Михаил Касьянов наконец-то подтвердил свое намерение баллотироваться в президенты на выборах 2008 года, президент России Владимир Путин вряд ли перестанет спокойно спать по ночам. И тому есть немало причин.

Во-первых, он сам баллотироваться не будет вовсе. Недавно президент в очередной раз исключил любые поправки к Конституции, после которых он смог бы баллотироваться на третий срок, и похоже, не рассматривает и сценарий, при котором он остается у власти в должности премьер-министра, а президентский пост передается 'зицпредседателю'.

Во-вторых, даже если бы Путин и претендовал на президентское кресло, за его спиной оставался бы один весьма весомый аргумент - переполненная деньгами государственная казна (сейчас в Центральном Банке скопилось уже более 150 миллиардов долларов). Россия поставляет на мировой рынок немногим более 9 миллионов баррелей нефти в сутки, что при 50 долларах за баррель (а нынешние цены даже выше) дает стране 500 миллионов долларов каждый день и 3,5 миллиарда еженедельно, а в год получается 200 миллиардов долларов - серьезная основа под план Путина закачать еще 4 миллиарда долларов в бюджет социальных программ и таким образом приглушить растущее в обществе недовольство разрывом между богатыми и бедными.

Потом, есть еще и природный газ - фактор, объясняющий, зачем Путину во время визита в Нью-Йорк на этой неделе встречаться с главами компаний Exxon Mobil, Chevron и ConocoPhillips - все три эти корпорации борются за право совместно с 'Газпромом' эксплуатировать огромное Штокмановское месторождение газа в Баренцевом море.

В-третьих, произошли события, в результате которых самый, казалось бы, серьезный удар по Путину - 'оранжевая революция' на Украине, выбившая из кресла кандидата, которого поддерживал российский президент, и приведшая к власти значительно более прозападную фигуру Виктора Ющенко, сегодня выглядит совсем по-иному. Недавний политический кризис на Украине с отставкой премьер-министра Юлии Тимошенко, старого партнера Ющенко по 'оранжевому' движению, вновь бросает президента Украины в объятия России.

Нового украинского премьера Юрия Еханурова во многих западных СМИ посчитали технократом. Это правда, как правда и то, что по национальности он - русский и пришел с востока Украины, в то время как Тимошенко была и остается украинской националисткой. Ее разрыв с Ющенко развалил электоральную базу, на которой свершилась 'оранжевая революция', и теперь единственный способ, которым Ющенко сможет ее победить - тактический альянс с этническими русскими перед парламентскими выборами в предстоящем году. А украинцы русского происхождения решительно настроены сохранять теплые и близкие отношения с Москвой, так что позиция Путина и вообще Кремля сегодня выглядит такой, будто в прошлом году Украина не нанесла не то что такого тяжелого и стратегического, а и вообще никакого поражения.

К тому же надежды самого Ющенко на немедленную поддержку со стороны западных институтов не торопятся сбываться. Глава комитета Всемирной торговой организации, рассматривающего заявку Украины, заявил, что теперь достичь своей цели, то есть войти в ВТО, Ющенко будет 'гораздо труднее, если вообще возможно'. Европейский же Союз, в руководстве которого после того, как избиратели Франции и Голландии отвергли проект общеевропейской конституции, и слышать не хотят о дальнейшем расширении, на украинские авансы реагирует более чем прохладно. Так что дверь на Запад перед Украиной совсем не распахнута. На востоке же Путин с доброй улыбкой ждет 'возвращения блудного сына'.

Путин вскоре произнесет в ООН речь о террористической опасности, в которой, как в капле воды, отражаются слова и Джорджа Буша, и британского лидера Тони Блэра. Путин успел подружиться со всеми. Подписывать соглашение о покупке военно-транспортных самолетов и самолетов-заправщиков Ил-76 в Москву лично приехал министр обороны Китая. Ходят неподтвержденные пока слухи о том, что китайцы заинтересовались даже российскими атомными подводными лодками. Не надо забывать и о том, что на престиж Путина работает и запланированный на следующий год саммит 'большой восьмерки' в Санкт-Петербурге, где он будет выступать в роли хозяина.

В 2008 году, когда истечет второй срок пребывания Путина на посту президента, отказаться от всего этого будет нелегко. Скрытая борьба за пост преемника начинается уже сейчас. Наиболее вероятным кандидатом остается министр обороны Сергей Иванов, но при этом набирает поддержку и Дмитрий Рогозин, лидер партии 'Родина', поставивший вопрос о возвращении на карту названия Сталинград, активизировался целый ряд губернаторов и экс-губернаторов, также рассматривается кандидатура полномочного представителя Путина [в Южном федеральном округе] Дмитрия Козака.

Все это - люди, которые, если займут место Путина, сохранят большую часть его наследия. Это патриоты, которые хотят, чтобы в остальном мире Россию воспринимали всерьез; люди, которые верят в стабильность и восстановление авторитета государственной власти. Они достаточно хорошо выучили урок, преподанный им годами власти Путина - не терпеть появления в средствах массовой информации и в деловом сообществе независимых центров власти. Так что телевизионные каналы, скорее всего, останутся под государственным контролем, а бывший нефтяной магнат и владелец "ЮКОСа" Михаил Ходорковский, скорее всего, останется в тюрьме.

У этих людей сохраняется подозрительное отношение к Соединенным Штатам; они по-прежнему стремятся восстановить влияние России на Среднюю Азию и Украину. До тех пор, пока по всем счетам можно будет платить прибылями от нефти и газа, они будут подчинять экономические реформы стратегическим интересам России - таким, какими они их видят. Для американской политической элиты они будут предсказуемыми, если не вообще идеальными партнерами, а Европейский Союз в их видении останется скорее богатым инвестором и потребителем энергоносителей, чем серьезной стратегической силой. Главным же беспокойством для них будет подъем Китая со всеми возможными последствиями для богатой энергоносителями Сибири.

Все это - в точности стиль Путина, в его случае сдобренный личными качествами, позволившими ему установить тесные человеческие отношения с иностранными лидерами - например, с Бушем и канцлером Германии Герхардом Шредером. Останется ли Путин в Кремле после 2008 года, не останется - при любом раскладе после него, по всей вероятности, продолжит работать созданный им шаблон, к которому мы наверняка привесим собственное политическое определение - 'путинизм'.

'Путинизм' - это и тавро на политическом будущем бывшего премьера Михаила Касьянова, чья попытка занять президентское кресло уже сегодня выглядит несколько несерьезно - в свете того, что одно из значений путинизма лично для Касьянова заключается в ведущемся против него расследовании под личным контролем генерального прокурора по обвинениям в мошенничестве и злоупотреблении властью.

- Я не могу уйти просто в тень. Меня убеждает в этом отсутствие каких-либо положительных сдвигов. Я не могу просто уйти, поскольку некому развивать те политические процессы, на которые рассчитывают многие миллионы российских граждан, - заявил Касьянов в среду в интервью радиостанции 'Эхо Москвы'.

- Без объединения демократических сил в кратчайший срок демократию в России ждет бесславный конец, - сказал он.

Что-то вроде объединения уже происходит. Во всяком случае, два главных движения либеральной оппозиции - 'Яблоко' и 'СДС' (так в тексте - прим. пер.), уже обсуждают возможность проведения совместной избирательной кампании по выборам в Московскую Думу, которые пройдут в декабре. Правда, у руля, похоже, все равно остается путинизм, поддерживаемый мощным потоком нефтедолларов - остается и до 2008 года, и после.

____________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Опасный лик путинизма ("Handelsblatt", Германия)

Путинизм шагает по региону ("The Washington Post", США)

Путинизм как феномен постсоветской России ("L'Express", Франция)

Путинизм мешает политикам меньше, чем некоторым инвесторам ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.