Г-н Берман является вице-президентом Американского совета по внешней политике в Вашингтоне

3 ноября 2005 года. Вы, наверное, никогда не слышали об Александре Дугине. В Соединенных Штатах Америки и в Европе этот российский политический философ с учтивыми манерами все еще остается в большой мере маргинальной фигурой. Но в самой России этот сорокатрехлетний стратег стал влиятельной политической силой. И его радикальные идеи о перестроенной антизападной империи все больше накладывают свой отпечаток на внешнюю политику России.

Политическое прошлое г-на Дугина является туманным. В 1980-е годы он якобы работал архивариусом в Комитете государственной безопасности (КГБ), где познакомился и попал под влияние идей ранних "евразийцев", российских мыслителей вроде Льва Гумилева, который в начале 1900-х годов модернизировал и популяризировал идею исторического предназначения России как империи. Одно время являвшийся фашистом, г-н Дугин в начале 1990-х годов совместно со спорным писателем и общественным деятелем Эдуардом Лимоновым создал Национал-большевистскую партию (НБП), используя ее как платформу для агитации за "консервативную революцию", которая противопоставит Россию Западу.

Однако к концу 1990-х годов г-н Дугин порвал с Лимоновым и с НБП в пользу более пуританского политического подхода. В 1997 году он получил широкую известность благодаря опубликованию своего плодовитого труда "Основы геополитики", хаотичного 924-страничного трактата, в котором проповедуется идея воссоздания антизападной Российской империи. В нем г-н Дугин постулировал, что России и Соединенным Штатам самой судьбой предназначено вступить в глобальную конфронтацию, и предложил ряд союзов, с помощью которых Россия сможет достичь господствующего положения на мировой арене.

С того времени г-н Дугин начал претворять эти принципы в жизнь. В 2000 году он создал общественно-политическое движение "Евразия", которое ставит своей целью возрождение искусства геополитики - и проповедует идею "Большой России", простирающейся от Ближнего Востока до Тихого океана. Не удивительно, что предложенный этой группой опьяняющий коктейль из мистицизма, религиозного символизма и доброй старомодной политической привязанности нашел немало желающих его попробовать среди россиян, которых не удовлетворяет второсортный экономический и политический статус их страны. (Сегодня, по словам г-на Дугина, его движение насчитывает около 25000 членов в России и в ее так называемом "ближнем зарубежье", многие из которых являются действующими и бывшими сотрудниками российских спецслужб и военнослужащими.) Спустя два с половиной года идеи г-на Дугина формально укоренились в политических дискуссиях в России, когда была создана политическая партия "Евразия", которая активно поддерживает внешнеполитический курс российского президента Владимира Путина.

С годами влияние г-на Дугина то усиливалось, то ослабевало вместе с течениями в российской внешней политике. Перед 11 сентября (2001 года) его идеи многополярности и антиамериканизма были весьма модными в коридорах Кремля, а сам г-н Дугин якобы являлся неофициальным советником ряда важных российских военных и дипломатов. Но после террористических нападений на Нью-Йорк и Вашингтон звезда г-на Дугина закатилась. Президент Путин, вопреки советам многих в Москве, встал на сторону Соединенных Штатов, поддержав войну с террором и наступление США на движение "Талибан" и "Аль-Каиду" в Афганистане.

Постепенно, однако, философия г-на Дугина снова выплыла на поверхность, поддержанная волной возродившихся националистических настроений и имперских устремлений. После возглавляемой Соединенными Штатами военной кампании против Ирака Саддама Хусейна (Saddam Hussein) сотрудничество Вашингтона с Москвой ослабло, и Кремль вернулся к своим старым привычкам. На Ближнем Востоке, в соответствии с сентенциями г-на Дугина, российское правительство упрямо развивает свои контакты с Ираном в ядерной области, а также наращивает поставки вооружений оказавшемуся в осаде режиму сирийского диктатора Башара Асада (Bashar Assad). В Азии Москва дрейфует в сторону Китая, установив с ним отношения стратегического партнерства, которые г-н Дугин приветствует как "союз. . . в сердце Евразии". А в Средней Азии и на Кавказе Кремль в своей внешней политике склоняется к все более враждебным, антиамериканским позициям, нервничая из-за недавних демократических преобразований, которые имели место в Грузии, на Украине и в Киргизстане.

Г-н Дугин, со своей стороны, пытается воспользоваться моментом. Этот философ обеспечил столь нужное интеллектуальное прикрытие для состоявшихся нынешним летом знаковых совместных российско-китайских военных учений, которые вызвали серьезную озабоченность на Западе. Агрессивное военное сотрудничество такого рода только лишь естественно, разъясняет г-н Дугин, потому, что обеим странам угрожают недавние "цветные" революции в Грузии, на Украине и в Киргизстане - а также потому, что они усматривают в этих преобразованиях "американскую руку".

Г-н Дугин также всемерно поддерживает усилия Москвы по искоренению американского влияния "на постсоветском пространстве". "На наших глазах создается новый стратегический блок", восторженно написал он недавно в газете "Ведомости". Американцы "полны решимости продолжать свою политику в Евразии", а "спасение России" лежит в Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), региональном антизападном альянсе, в который входят многие бывшие советские республики и в котором заправляют Москва и Пекин.

А тем временем на родине г-н Дугин направляет свою энергию на мобилизацию разнообразных националистических сил. В последние недели его движение "Евразия" играет главную роль в объединении различных этнических и политических группировок России и ближнего зарубежья. Целью этого объединения, как указывает г-н Дугин, является создание широкого "антиоранжевого" политического фронта, чтобы вести борьбу против новых плюралистичных и прозападных правительств Украины и Грузии - и предотвратить аналогичные демократические поползновения в становящейся все более авторитарной России.

Как можно судить по этому сложному маневрированию, г-н Дугин придерживается ксенофобных, антидемократичных и глубоко антизападных взглядов. Вызывает тревогу то обстоятельство, что эти взгляды, как представляется, начинают серьезно укореняться в путинской России, где сползание к авторитаризму и оппозиция Соединенным Штатам вновь стоят в повестке дня.

________________________________________________________

Избранные сочинения Илана Бермана на ИноСМИ.Ru

Центральная Азия и Кавказ: новое поле боя ("The Washington Quarterly", США)

Иран увеличивает влияние на задворках России ("The Wall Street Journal", США)

Как Россия захватила Грузию ("The Wall Street Journal", США)

Пока Запад спит, Средняя Азия потихоньку возвращается в орбиту России ("The Wall Street Journal", США)

Возрождение Великой России ("The Washington Times", США)