Вчера жители Чечни - по крайней мере какая-то их часть - пришли к урнам для голосования, чтобы выбрать депутатов республиканского парламента. По официальным данным явка составила чуть меньше 60%, однако западные журналисты и чеченские оппозиционеры оспаривают эту цифру. Представителей ОБСЕ, которые могли бы 'удостоверить подлинность' выборного процесса, в республике не было. Организация отказалась направить в Чечню своих наблюдателей - отчасти по соображениям безопасности, отчасти, возможно, опасаясь своим присутствием придать вес процедуре, отмеченной столькими изъянами.

Какова бы ни была реальная явка, и каковы бы ни были результаты выборов, наиболее вопиющим фактом следует признать даже не происходящее в этой разоренной войной республике, а то, как оно будет преподноситься Кремлем. Еще до голосования Москва называла эти выборы последним этапом 'нормализации' политической жизни в Чечне. За последние два года чеченцы уже выбрали президента республики и приняли участие в двух референдумах. Теперь, с избранием двухпалатного законодательного собрания, Чечня, как утверждается, приобрела все необходимые механизмы реальной демократии. Но если президент Путин действительно в это верит, он глубоко заблуждается.

В Чечне уже десять лет отсутствует политический процесс в подлинном смысле этого слова. В проводившихся там выборах участвовали только те кандидаты и партии, чьи платформы предусматривают сохранение российского сюзеренитета над Чечней. Исключение из выборного процесса всех представителей реальной оппозиции гарантирует лишь одно: продолжение вооруженного конфликта в республике. Возможно, сегодня эта оппозиция слаба и не имеет авторитетных лидеров, однако ее движущие силы никуда не исчезли. Ее исключение из политической жизни противоречит как развитию демократии в Чечне, так и долгосрочным интересам России. Тот факт, что оппозиция загнана в подполье, позволяет всем участвующим в конфликте сторонам выступать с необъективными оценками ее реального влияния. Любой серьезный диалог с оппозиционными силами также откладывается в долгий ящик.

Необходимо отметить, что США и Великобритания попустительски относятся к действиям г-на Путина в Чечне. После 11 сентября 2001 г. они предоставили России своеобразный иммунитет от критики по чеченскому вопросу, заявляя, что эта страна, подобно Соединенным Штатам, стала объектом нападений международных террористов. Да и сами чеченские сепаратисты подорвали интересы своего дела захватом и массовым убийством заложников в Беслане, которое лишь придало убедительности обвинениям России в адрес чеченских террористов. После этих событий ни президент Буш, ни Тони Блэр не решаются публично призвать г-на Путина к ответу за Чечню.

Однако есть немало горьких истин, явно не соответствующих заявлениям г-на Путина о стремлении превратить Россию в 'нормальную страну', и западные лидеры не только вправе, но и обязаны указать на них российскому президенту. Первое место в этом списке занимают недопустимые действия российских войск в Чечне и попытки навязать республике бутафорскую 'демократию'. Но этим дело не исчерпывается. Бывший глава нефтяной компании 'ЮКОС' Михаил Ходорковский, скажем так, не ангел во плоти, однако и он имел право на справедливое судебное разбирательство по закону. Однако сейчас он находится в сибирской тюрьме, где оказался после судебного процесса, который, если бы он проходил в советские времена, вызвал бы на Западе бурю протеста.

Возможно, сегодня простые россияне и могут выражать свои взгляды гораздо свободнее, чем 15 лет назад, однако при г-не Путине их возможности ознакомиться с альтернативными точками зрения через общенациональные СМИ были резко ограничены. Кремль утверждает, что негосударственные теле- и радиокомпании должны платить за доступ к эфиру, однако даже те немногие из них, кто в состоянии это сделать, сталкиваются с требованиями 'пригладить' свои репортажи. Недавнее отстранение от эфира одного из самых известных в стране независимых телеведущих, очевидно, из-за сюжета о родственнике одного из министров - лишь последнее свидетельство того, что российские СМИ в любой момент могут ощутить на себе тяжелую руку Кремля [судя по всему, речь идет о ведущей телеканала Ren TV Ольге Романовой - прим. перев.].

Все это, пожалуй, не имело бы такого значения, если бы Британия могла демонстративно дистанцироваться от России. Но на деле происходит как раз обратное. Россия в будущем должна стать для нашей страны крупнейшим поставщиком энергоносителей, что, несомненно усилит ее влияние на Лондон. Поэтому о недостатках политики г-на Путина необходимо высказаться напрямую именно сейчас, не ожидая, пока у Москвы появятся еще более мощные рычаги давления.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.