Они не знают любви, о них не заботятся, иногда они подвергаются сексуальному и физическому насилию со стороны своих родителей - алкоголиков или наркоманов. По некоторым данным, в Санкт-Петербурге насчитывается около 30000 детей, вынужденных проводить свою жизнь на холодных улицах города.

Среди них Артем Тарасов, которому только 6 лет. Его мать умерла, а отец Евгений - буйный алкоголик. Или, например, 13-летняя Елена Домнина. Ее мать, Татьяна, отбывает трехлетний тюремный срок за кражу, которую она совершила, чтобы купить себе наркотики. Вот Карина Лукьянова, восемь лет. Ее мать исчезла без следа, а отец сидит в тюрьме. Всех этих детей бросили сначала родители, а затем и назначенные государством официальные опекуны.

Брошенные без присмотра и предоставленные сами себе, многие из этих детей больны туберкулезом. У многих наблюдаются серьезные поведенческие проблемы. Другие, в подражание своим родителям, начинают пить дешевые алкогольные напитки и нюхать клей или крем для обуви.

Это дети, попавшие в разлом общества, образовавшийся после распада Советского Союза в 1991 году. Это дети, которым не было дано ни малейшего шанса на 'нормальное' детство.

'Дети в кризисе' - так называется благотворительный фонд, который 'The Independent' поддерживает в этом году - пытается найти для этих детей выход из ситуации, в которую они попали. Фонд спонсирует российский центр 'Инновации', который работает через Детскую больницу им. Цимбалина, единственное учреждение в городе, имеющее возможность приютить брошенных детей на срок от нескольких недель до нескольких месяцев. Там многие из них в первый раз узнают, что такое участие и сострадание.

Детская больница им. Цимбалина получает государственное субсидирование, удовлетворяющее ее базовые потребности. Но денег все время не хватает. Государство не оплачивает такие жизненно важные услуги, которые представляются фондом 'Дети в кризисе' - консультации психолога, элементарное обучение, организация походов в театры и музеи, а также дополнительный прием пищи перед сном.

Анатолий Железнов, главврач больницы, говорит, что никогда еще их больница на 75 койко-мест не была такой востребованной. Больница открылась в 1993г. В тот год через нее прошли 327 детей. В прошлом году эта цифра составляла 1. 207 человек, в этом году, по прогнозам, она будет еще выше.

'Дети, которых к нам привозят, зачастую не имеют ни документов, ни имен. Некоторым требуется срочная хирургическая помощь, и их социальный статус неясен,- говорит он.- Дети, которых мы отпускаем домой (многие из них возвращаются в учреждения социальной защиты), зачастую снова появляются у нас. Один раз, два раза, три раза, и так до бесконечности. По больнице гуляет мрачная шутка, что эти дети - члены нашего 'клуба''.

Доктор Железнов хмурит брови, когда говорит о своих маленьких пациентах. Некоторые из них ВИЧ инфицированы с рождения, потому что СПИДом болели их матери. Других родители наркоманы силой заставили участвовать в съемках детских порнографических фильмов. Третьих изнасиловали члены их собственных семей.

В то время, когда на большей части территории России наблюдается спад рождаемости, маргинальные члены общества часто имеют двух или трех детей. 'Они (родители) используют детей в качестве защиты от милиции. Ведь правоохранительные органы дважды подумают, прежде чем посадить за решетку мать, которой нужно воспитывать ребенка, - говорит доктор Железнов. - Кроме того, благодаря детям они получают небольшое пособие, выплачиваемое на детей государством'.

'Когда дети появляются в больнице им. Цимбалина, они уже успевают приобрести букет хронических заболеваний, среди которых есть и сифилис, и хламидиоз, и гонорея', - добавляет он

Артем Тараскин - один из постоянных постояльцев приюта. Он был уже здесь 3 или 4 раза. Но поскольку ему только шесть лет, он точно не помнит. Он говорит, что хочет опять увидеть Евгения, своего отца-алкоголика, но очень боится жить вместе с ним.

'Папа пьет водку и пиво, - говорит он. - И потом плохо ведет себя'. Его отец орет на него, объясняет Артем, но все равно он его любит и хочет, чтобы отец навещал его и приносил гостинцы. Артем говорит, что в больнице он чувствует себя счастливым.

Елене Домниной 13 лет. Она старше Артема, но страданий на ее долю выпало не меньше. Не отрывая глаз от пола, она рассказывает, что Юлия, ее мать, отбывает тюремный срок за то, что совершила кражу, чтобы купить себе наркотики. Кирилл, ее отец, за это время завел новую жену и семью.

Карина Лукьянова, не по годам развитая восьмилетняя девчушка, говорит, что отца у нее нет. На самом деле он есть, но он в тюрьме. 'Я не знаю, сколько раз я здесь была, и что со мной будет дальше',- говорит она.

Жизнь безумно трудна для Карины и подобных ей детей. Благодаря фонду 'Дети в кризисе' у них есть хотя бы временное убежище.