Когда Владимир Путин пришел к власти, мир не знал его. И Путин отвечал ему взаимностью. Ни работа агентом в Дрездене, ни должность в мэрии Санкт-Петербурга по-настоящему не могли подготовить его к ведущей роли в глобальной политике. Однако за 6 лет пребывания в должности президента Путин усвоил внешнеполитические уроки.

Что касается мира, то про него этого сказать с уверенностью нельзя. Вопрос 'Кто такой Путин?' снят. Но появилась новая загадка: 'Как вести себя с Путиным?'. В будущем году нужно будет найти пару ответов, потому что в международной политике это будет год Путина. Россия будет председательствовать в 'Большой восьмерке', к тому же - в качестве кульминации - в родном городе Путина, Санкт-Петербурге, пройдет встреча на высшем уровне этой организации. Для президента это будет удачной возможностью представить Россию в новом обличье мировой державы. Россия намерена избавиться от постсоветской травмы, заняв новое место в миропорядке.

Совсем не обязательно, что гости Путина разделят это мнение. Сокращение 'G8' обозначает 8 крупных индустриально развитых демократических государств современного мира. Уже по одному этому, Россия, собственно, является членом этого клуба весьма условно. Поскольку после ее принятия в 1998 г. ничто не изменилось в том положении, что Россия хотя и крупная, а также и промышленно развитая, но вот вовсе не крупное индустриально развитое государство.

По своей территории Россия, правда, является крупнейшим государством Земли, но судя по экономической мощи - максимум лишь средней руки держава. ВВП России заметно отстает от испанского. А по ВВП на душу населения Россия намного отстает даже от таких стран, как Чешская Республика. И бессмысленно определять место России в категории демократии. Последние годы показали, что ее парламент и юстиция не представляют собой независимые ветви власти. Демократия в России - это не больше, чем обещание президента, рассчитанное на заграницу.

Демократ встречается с демократом

Россия любит держаться с Западом как равная: демократ встречается с демократом. Это, как минимум официально, деловая основа отношений. Это обуславливает членство в 'Большой восьмерке' и характеризует отношения с Европейским Союзом, а также и с США. Западные наблюдатели заметили чуть ли не царистские черты президентской республики Путина, но вот относительно последствий - единства среди них не было. В СМИ преобладает точка зрения, призывающая к сдержанности в отношениях с Россией, с другой стороны, среди многих стоящих у власти весьма популярен шредеризм - стремление к близости. Бывший канцлер Германии Герхард Шредер принимал за чистую монету путинские заверения в приверженности демократии и поспешно ввел эту валюту в обращение. Лояльность Шредера не была напрасной, она окупилась и после его ухода с поста канцлера.

Однако заверения 'Шредера и Ко' относительно российской демократии имеют мало общего с тем, что разыгрывается в политике империи Путина. Они скорее результат фантазии, рожденной богатствами российской земли. Недавно одна московская газета опубликовала карту, на которой Россия испещрена маленькими квадратиками. Каждый из них отмечает место, где добывается нефть или газ. Квадратиками усеяно все пространство - от Каспийского моря на юге до Полярного круга на севере, от Западной Сибири до российского Дальнего Востока. Эта карта немного напоминает картину, застрявшую в головах целых поколений американцев и европейцев. Тогда на ней изображалось в границах Советского Союза много-много маленьких ракет и целые полчища человечков-солдат.

Многие из этих ракет по-прежнему существуют, равно как и внушительное число солдат, однако Россия давно перестала измерять свое положение в мире числом ядерных боеголовок. Она не захотела стать Верхней Вольтой с ядерным оружием. Сырье вместо ракет - вот девиз сегодняшней России. Трубопроводы - вот тот стратегический козырь, который теперь намерена разыгрывать Москва.

Нефть как оружие?

Путин так часто и так искренне заверяет, что Москва не будет использовать ресурсы как инструмент давления, что ее клиентам во всем мире приходится серьезно беспокоиться. В связи с высокими ценами на энергоносители соблазн строить дипломатию на нефти и газе, видимо, слишком велик, чтобы ему не поддаться. Здесь Путин лишь следует своим курсом прагматичной внешней политики. Если в 90-е годы Москва, еще не избавившись от советских замашек, с иррациональной настойчивостью кичилась своим прежним величием, то теперь она ведет себя как хладнокровный бухгалтер.

Россия понимает, что у нее есть как раз то, в чем другие нуждаются, и она назначает свою цену. Еще год назад Путин пытался удержать Украину политическими средствами, сегодня же он ей просто выставляет счет за газ. Если это поначалу и покажется украинцам суровым, то в будущем они поймут, что это обеспечит ясность в отношениях бывших советских республик-сестер.

Парадоксально, но нефтяные и газовые богатства порождают у западных европейцев противоположные чувства. Сырье поначалу застилает реальный взгляд на действительность, что ведет, в конечном счете, к шредеризму, безусловному заигрыванию с власть имущими в Москве. Настоящий шредерист стремится заполучить Россию как надежного поставщика сырья, все остальное для него - неважно. Он не видит той опасности, которая таится в не модернизованной, ограничивающейся только своими ресурсами России, в том числе и относительно надежности энергоснабжения.

Сама Россия тоже должна была бы не доверять льстецам. И если в экономическом плане слишком большая зависимость от экспорта сырья может иметь нежелательные последствия, то и во внешней политике она может сказаться пагубно. После многих лет подлинного или мнимого унижения Россия не должна допустить ошибки и верить всем комплиментам, закрывая уши от любой критики.

Это может кончиться рискованной переоценкой собственных сил, впадением в иррациональность 90-х годов. Ведь с иллюзией мировой державы невозможно противостоять ни экономическому вызову со стороны Китая, ни вспышкам на Кавказе. Нельзя отрицать: Владимир Путин очень умно и взвешенно сплел сеть отношений. Однако она напоминает политику создания союзов 19-го века. Она связывает Москву как с узбекским тираном и иранским подстрекателем, так и с китайскими коммунистами-капиталистами, а также и с европейцами, и американцами.

Чего, однако, не хватает России, так это правильного видения своего места в мире. Поиск его был бы легче, если вести его с подлинными ценностями во внутренней политике, главным образом демократическими. И тогда Россия смогла бы занять свое подлинное место среди стран 'Большой восьмерки' - крупных промышленно-развитых и демократических государств. И это отвечало бы также интересам Запада.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.