Похоже, специально обученные кремлеведы нам уже не нужны. Распознать сигналы, которые Россия посылает в последнее время Западу и своим ближайшим соседям, и без них достаточно просто. Сначала была 'новогодняя газовая война', в которой Москва прекратила поставки газа на Украину, когда та не согласилась платить за него назначенную цену, тем самым лишний раз продемонстрировав всему миру, что она готова - и физически, и психологически - использовать газ в качестве оружия. Затем свою лепту внес и министр обороны Сергей Иванов: в его статье 'Россия должна быть сильной' - сплошь похвальба ядерными мускулами и прозрачные намеки на то, что Россия не потерпит вмешательства иностранных государств в события, происходящие внутри сферы ее влияния. А сейчас, когда Украина и Беларусь готовятся провести выборы в марте этого года, Москва делает все, что может, чтобы непокорные соседи и бывшие сателлиты вновь оказались в ее орбите.

Может быть, Россия вновь возомнила себя империей? Во всяком случае, она долго была слаба, а сегодня вновь на подъеме и явно стремится 'нанести ответный удар'.

- Сегодняшняя Россия совсем не похода на ту, какой мы ее видели каких-нибудь три-четыре года назад, - говорит Катинка Барыш (Katinka Barysch) из лондонского Центра европейских реформ (Centre for European Reform).

Действительно, она уже не та. Ее правители считают, что им больше нет нужды считаться с чьим-либо мнением, и причина тому очевидна. На стороне Москвы - высокие цены на нефть, быстрый рост экономики и огромный семипроцентный профицит бюджета, и поэтому она может позволить себе тратить свои ресурсы так, как последний раз делала не один десяток лет назад. 'Газовая война' стала пощечиной не только известному своей антироссийской позицией президенту Украины Виктору Ющенко, но и сигналом Европе, да и всему миру: шутить с собой мы не позволим.

Ввиду вновь открывшихся обстоятельств Европа начала по-новому смотреть на своего могущественного восточного соседа. На прошлой неделе заглавная партия досталась Ангеле Меркель (Angela Merkel), новому канцлеру Германии. Меркель приехала в Москву с визитом к президенту России Владимиру Путину и показала, что под крепкой мужской дружбой Путина с ее предшественником Герхардом Шредером (Gerhard Schroder) необходимо подвести черту. Речь на встрече пошла о соблюдении прав человека и о том, что Германия не согласна с кровопролитной войной, которую Россия ведет в Чечне. Она подчеркнуто не пожалела времени и сил на встречи с представителями российских неправительственных организаций, многим из которых, по их утверждениям, новый закон грозит репрессиями, а кому и полным закрытием. Кроме того, Меркель не единожды говорила, что стремится усилить свои традиционно тесные связи с соседями в Восточной Европе, не скрывавшими и не скрывающими весьма критического отношения к альянсу Шредера с Путиным.

Но ведь и Меркель не заняла позицию, которую с уверенностью можно было бы назвать 'жесткой'. По словам Путина, она 'она очень мягко и очень по-дружески прокомментировала ситуацию в России' (В. Путин сказал это об интервью, которое А. Меркель дала журналу 'Der Spiegel' - прим. перев.). В чем же причина такой 'дипломатии пряника'? А хотя бы в том, что, как и Шредеру, Меркель необходимо заботиться о том, чтобы в будущем Германия не лишилась примерно тридцати процентов потребляемого ею газа, не говоря уже о перспективном рынке, который открывается в нефтяной экономике России и приобретает все большее значение для немецких компаний - от производителей техники типа 'Siemens' до крупных строительных фирм, таких, как 'Hochtief'. Поэтому-то, как рассказали корреспонденту 'Newsweek' источники, близкие к председателю правительства Германии, Меркель и приказала всем своим советникам использовать все возможные каналы, чтобы не допустить кризиса в отношениях с Москвой.

С той же самой ситуацией дипломаты всего мира столкнулись и в иранском вопросе. Ни у Европы, ни у Соединенных Штатов не просматривается иного выбора, кроме как иметь дело с Россией - вне зависимости от того, нравятся им действия Москвы или не нравятся - если они хотят хотя бы ненамного продвинуться вперед во все обостряющемся конфликте вокруг атомной деятельности Тегерана, за которой, как они подозревают, скрывается программа ядерного вооружения. Однако, даже если сейчас Россия и готова поиграть в партнерство, стратегически она ни для кого не согласится 'стравить пар из котла'. Хотя в конце прошлого года, когда Москва предложила Тегерану обогащать для него уран на российской территории, на что Тегеран ответил резким отказом, Россия, недовольная такой отповедью, нехотя начала склоняться к тому, чтобы передать иранское дело на рассмотрение Совета Безопасности ООН, она по-прежнему не обращает внимания на требования Вашингтона приостановить строительство в Иране мирных атомных электростанций и не прекращает активно предлагать Тегерану купить российские системы противоракетной обороны.

Особенно ярко вновь обретенная самоуверенность России проявляется на Украине, где Кремль всячески старается подкопаться под 'оранжевую революцию' 2004 года, в результате которой был свергнут промосковский режим и к власти пришла команда 'западников', начавших политические и экономические реформы. Пока что самый крупный успех в этом направлении Москва праздновала, когда Юлия Тимошенко, которую называли 'богиней оранжевой революции', развернула знамена против своего бывшего соратники Виктора Ющенко.

Сначала в Кремле позицию Тимошенко объявили 'антироссийской' и со страшным скрипом признали ее назначение на пост премьер-министра Украины, намеренно акцентируя внимание на уголовном деле, в котором она все еще фигурировала (в частности, ее обвиняли в том, что в 1996 году она давала взятки чиновникам российского Министерства обороны); тем самым ей фактически запретили въезд в Россию даже в официальном качестве. Однако стоило Ющенко в сентябре прошлого года уволить Тимошенко, как она сразу превратилась из 'злейшего врага' в 'дорогого гостя' - все обвинения против нее таинственным образом развеялись, словно дым, а вскоре состоялся и ее визит в Москву, во время которого, как утверждает бывший министр экономики Сергей Терехин, она встречалась с Путиным один на один, и после которого неожиданно стала самым ярым противником Ющенко. Тимошенко обвинила президента в том, что он получил личную выгоду от соглашения, явившего собой точку в новогоднем газовом кризисе - правда, пока свои утверждения ничем не подкрепила. А пока суд да дело, в прошлую субботу Москва и Киев снова отложили подписание соглашения на неделю.

- Юлию мы считаем своим союзником, - говорит политический консультант Кремля Сергей Марков. - В ней нет ничего антироссийского.

Тимошенко уже доказала, что в схватке с ней Ющенко придется туго. Под ее ударами трещит парламентский блок президента-реформатора, во главе которого стоит его партия 'Наша Украина', набирающий, по опросам, всего 13 процентов. Это меньше, чем у самой Тимошенко (16 процентов), но, что еще хуже, это намного меньше, чем у заклятого врага нынешнего президента, Виктора Януковича, до 'оранжевой революции' занимавшего пост премьер-министра - у него 31 процент. Если 'партия регионов' Януковича победит на предстоящих парламентских выборах, он может снова стать премьером сам или назначить на этот пост собственного промосковского кандидата. Это будет уже 'контрольный выстрел' по надеждам 'оранжевых' достичь политической независимости от Москвы. Между тем, на прошлой неделе Россия вновь показала Ющенко, кто в доме хозяин - еще немного завернула гайки, приостановив импорт украинского мяса.

А что же ЕС? Во время 'газовой войны' Брюссель обнаружил полную неспособность как-то помочь Киеву.

- Украина надеялась, что Европа начнет грозить России санкциями, говорит Марков, - однако этого не произошло.

Да, Европа с готовностью приняла в свои ряды первую когорту восточноевропейских стран, сошедших с советской орбиты, но дальше она идти явно не собирается. В Союзе слишком много собственных проблем - и высокий уровень безработицы, и низкий уровень экономического роста, и проблемы с иммиграцией, - чтобы рассматривать возможность принять в свой состав еще и нищую Украину. Причем на Украине знают, что, когда доходит до дела, таких европейских стран, которые готовы поставить под угрозу свои отношения с Россией, практически не находится.

- Что, спрашивается, мы можем противопоставить российско-германскому экономическому альянсу, если его стоимость - 36 миллиардов долларов в год? - задается вопросом киевский политолог Дмитрий Выдрин. Что же касается частного бизнеса на Украине, то она действительно открыла двери для инвесторов, но только вошли в эти двери не западноевропейцы с американцами, а те же русские.

- На сегодняшний день [русские] представляют собой крупнейшую группу предпринимателей-неукраинцев, - говорит Владимир Зубанов, один из депутатов блока Януковича.

А с российским бизнесом на Украину приходит и российское политическое влияние.

В долгосрочной перспективе использование газа в качестве оружия еще может выйти Кремлю боком. Ту же тактику Россия использовала в 90-е годы против стран Балтии.

- Когда нам прекратили поставлять газ и заставили нас платить рыночные цены, ничего лучшего с нами и случиться не могло, - вспоминает бывший министр иностранных дел Эстонии Тоомас Ильвес (Toomas Ilves). - Мы были вынуждены проводить реформы и в результате стали более конкурентоспособными.

Не говоря уже о том, что они стали независимыми. Но то были другие времена: Европа расширялась, Европа была сильной; Россия же была слаба. Сегодня стороны еще не поменялись ролями, но карты на руках уже совершенно не те. И Москва готова играть всеми своими козырями.

___________________________________________________________

Ставка на газовый факел ("Newsweek", США)

Человек с бритвой в руке ("Newsweek", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.