ГРОЗНЫЙ, Россия - Три круга мужчин без обуви, один круг внутри другого, раскачиваются в такт музыке.

Мужчины топают ногами одновременно с телодвижениями и издают гортанные выкрики с придыханием, наполняя комнату какими-то первобытными звуками. Один голос поднимается над остальными, мелодично выкрикивая имя Всевышнего в разных вариациях.

Мужчины останавливаются, поворачиваются направо и начинают движение против часовой стрелки. Сначала медленно, потом все быстрее. Набирая темп, они начинают подпрыгивать и сужать свой круг. Все три круга превращаются во вращающийся клубок.

Затем все останавливаются, и круги вновь расходятся. Танцующие вновь начинают притопывать, сначала мягко, затем все громче. Многие входят в транс. Воздух вокруг них начинает вибрировать. Деревянный пол трясется. Мужчины поворачиваются налево и начинают свое ускорение уже в другом направлении.

Это зикр - мистический суфистский танец Кавказа и своеобразный ритуал, совершаемый недалеко от центра чеченского ислама.

Здесь, в Чечне, где Россия после распада Советского Союза уже шесть лет пытается сдержать вторую чеченскую войну, в общество возвращаются традиционные формы религиозного самовыражения. Это возрождение несет большую смысловую нагрузку и имеет неясно выраженный подтекст.

Кремль на протяжении веков волновало исламское влияние на Кавказе. Он долгие годы вел борьбу с местными традициями суфизма, а в 90-е годы выступил против усиления влияния немногочисленных групп иностранных ваххабитов, поборников строгого и аскетического толкования ислама в духе традиций Саудовской Аравии. Москва часто обвиняет их в подстрекательстве к совершению террористических актов.

Но суфистские братства Чечни так и не были побеждены - ни в результате царских и сталинских репрессий, запретов и массовых высылок, ни в результате последних действий Кремля.

Сегодня эти братства претендуют на свое место в общественной жизни. Такое возрождение необычно в связи с тем, что суфистские обычаи стали элементом политики пророссийских чеченцев. Церемонии зикра совершают и поддерживаемые Кремлем отряды "кадыровцев", которым принадлежит значительная часть административной власти в этой разрушенной республике.

Постсоветская Россия пыталась представить традиции зикра в качестве символа чеченской агрессии, изображая зикр в качестве танца и состояния гипнотического экстаза боевиков, некоего ритуала неукрощенных дикарей. А сегодня в танце зикр участвуют те люди, на которых рассчитывает Кремль в своем стремлении удержать Чечню под контролем.

В этот день поводом для праздничной церемонии стало освящение основания мечети, которая будет названа именем Ахмада Кадырова, поддержанного Россией президента Чечни, который был убит в 2004 году.

Мечеть, фундамент которой заложен на месте здания бывшего республиканского комитета коммунистической партии, должна устранить прежние ассоциации. Это не только символ отторжения коммунизма. Она находится рядом с руинами другой, гораздо меньшей мечети, которая была построена сепаратистами в 90-е годы.

Размеры здания и размах строительства призваны производить впечатление. По словам Амрадина Адылгериева, являющегося советником прокремлевского премьера Чечни и сына убитого президента Рамзана Кадырова, этот объект стоимостью в 20 миллионов долларов будет представлять собой большой комплекс, в который войдет религиозная школа и резиденция муфтия.

Мечеть вместит 10000 человек и будет самой большой в республике. Ее минареты взметнутся ввысь на высоту 60 метров. Все это говорит не только о вере, но и о власти.

В этот день мужчины танцевали без устали. Вздрагивали и болтались кисточки на их мусульманских шапочках. Рубахи стали темными от пота. В кругу танца было примерно 90 мужчин, в основном молодежь. Выглядели они сильными. Но зикр требует большой выносливости. Кто-то из них, устав от танца, отходил из круга в сторону. Его место тут же занимал другой.

Топот ног танцующих можно было услышать за два квартала.

Вход на стройплощадку охраняли вооруженные люди. Они следили за тем, чтобы кто-нибудь из сепаратистов не пронес туда бомбу. Другая группа молодых людей варила огромные куски говядины в котлах с чесночным бульоном, помешивая его деревянными лопатками.

Зикр существует в нескольких формах. Эта традиция берет свое начало от пастуха Кунта-Хаджи Кишиева, который в 19-м веке совершил хадж на Ближний Восток, затем вернулся в Чечню и начал обращать чеченцев в суфизм. Сначала его последователи обещали жить в мире, но со временем многие начали вооруженную борьбу против России, а их лидер был сослан. Последователи Кишиева продолжали борьбу, став со временем источником и символом чеченского традиционализма и духа сопротивления.

В 1991 году, когда Чечня объявила о своей независимости от России, братские общества Кунта-Хаджи, долгое время находившиеся в подполье, вновь начали борьбу. Себастиан Смит (Sebastian Smith), освещавший события чеченских войн и написавший книгу "Горы Аллаха: политика и война на российском Кавказе" (Allah's Mountains: Politics and War in the Russian Caucasus), отмечал, что эти группы стали источником силы и решимости повстанцев.

Смит так описывал одну из церемоний зикра, свидетелем которой он был сам. Во время танца над селением на малой высоте пролетел российский бомбардировщик. Никто даже не поднял головы. А выкрики танцующих зазвучали даже громче.

Суфисты сопротивлялись нашествию ваххабитов, пришедших, чтобы вместе с ними воевать против России. Ваххабитская версия ислама более близка движению афганских талибов.

Кадыров заявил в одном из интервью, что надеется восстановить традиции чеченского суфизма в рамках сохранения чеченской культуры. Он вновь открыл дорогу в горное селение Артани, где похоронена мать Кунта-Хаджи Кишиева. Ее могила является сегодня святыней и местом паломничества. Весной этого года дорогу в Артани вновь заполнили паломники, которые приходят на могилу для совершения молитв.

Однако усилия по вовлечению суфистских братств в структуры власти, тесно связанные с Кремлем, содержат в себе определенные противоречия. Кое-кто усматривает в этом манипуляции со стороны Кадырова, отмечая, что чеченская самобытность никогда и никем не смогла быть подавлена, даже когда за дело брались самые репрессивные силы в истории.

Неизвестно, сможет ли Кадыров контролировать те силы, с которыми он пытается сблизиться. В тот день танец зикр проводился с одобрения властей. Но что будет дальше?

"Кадыров хочет показать, что он является сторонником традиционного чеченского ислама, - говорит уроженец Чечни Аслан Дукаев, возглавляющий сегодня Северокавказскую службу "Радио Свободная Европа/Радио Свобода", - но суфисты всегда стремились к независимости Чечни, и этот сигнал здесь тоже присутствует".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.