На прошлой неделе на черноморском курорте Сочи российские власти в жестких выражениях просигнализировала о том, что перед лицом надвигающегося окружения России странами Организации североатлантического договора для нее назревает необходимость пересмотра своей доктрины коллективной безопасности.

После того, как президент России Владимир Путин встретился в своей летней сочинской резиденции с генеральным секретарем Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) Николаем Бордюжей, было объявлено, что на обсуждение этой региональной организации, в которую входят Россия, Беларусь, Армения, Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан, будет вынесено предложение о ее трансформации в "международную многофункциональную и универсальную структуру".

Кроме того, в рамках ОДКБ будут сформированы "коллективные силы реагирования на чрезвычайные ситуации" с чрезвычайно разнообразными функциями, включая ликвидацию последствий природных и других катастроф. Также было заявлено, что действия Организации не будут ограничиваться ее нынешней территорией (в которую входят территории ее стран-членов), а выйдут "за пределы ее зоны ответственности".

Официально эти решения будут приняты на саммите ОДКБ, который состоится 23 июня в Минске. Фактически ОДКБ объявляет, хотя и в более скромном тоне, о том же, о чем говорит и НАТО - о намерении превратиться в альянс коллективной безопасности, в зону действий которого потенциально входит весь мир.

С того самого дня в 1992 году, когда между странами Содружества независимых государств был заключен Договор о коллективной безопасности, многих преследовало впечатление, что его цель с самого начала была двоякой: во-первых, предотвратить расширение НАТО на восток; во-вторых, обеспечить некоторые республики бывшего Советского Союза военной защитой.

Однако большую часть срока своего существования ОДКБ провела, так и не доказав свою основательность. НАТО продолжала расширяться, а члены ОДКБ зачастую действовали вне рамок единой политики, что, правда, в большой степени было следствием двусмысленного отношения к "евроатлантической" политике внутри самой России.

Официально в список целей ОДКБ входит обеспечение мира и сохранение территориальной целостности стран, являющихся ее членами, координация действий в рамках борьбы с международным терроризмом, торговлей наркотиками и организованной преступностью, а также незамедлительное обеспечение военной помощи любой стране-члену Организации в случае, если она подвергается военной угрозе.

В июне 2004 г. со стороны ОДКБ раздался первый призыв к сотрудничеству с НАТО, однако в НАТО были уверены, что пройдет время - и ОДКБ все равно канет в Лету, поэтому и не видели смысла делать что-либо, что в глазах других придало бы ее отношениям с ОДКБ какой-то статус. Работать по принципу "один в поле воин" НАТО предпочла даже на афганском театре, где у ОДКБ, несомненно, есть законные интересы - и где она, несмотря на то, что Россия неоднократно дистанцировалась от решения проблемы Афганистана, обладает определенными ресурсами.

Также в Москве не могли не заметить, что, хотя для России какая бы то ни было экспансия НАТО на территории государств бывшего Советского Союза (в особенности Украины) малоприемлема, Вашингтон упорно подталкивает альянс именно к такому сценарию. В мае представители США неоднократно говорили о том, то Украина будет принята в ряды НАТО уже к 2008 году.

В то же время Москва понимает, что позиции Вашингтона по таким вопросам ей сейчас, по существу, просто нечего противопоставить. Президент Франции Жак Ширак пока слишком сильно увяз в трясине внутренней политики, чтобы еще и беспокоиться о создании американской "гипердержавы", а канцлер Германии Ангела Меркель (Angela Merkel) по-прежнему всячески старается не раздражать Вашингтон.

В сентябре прошлого года Дэниел Фрид (Daniel Fried), заместитель государственного секретаря США по Европе и Евразии, заявил на брифинге в Нью-Йорке, что "атмосфера внутри НАТО изменилась", и теперь "трансатлантические раздоры и отсутствие работоспособности" больше не затрудняют принятие решений в рамках альянса.

- Сегодня наши намерения - намерения Соединенных Штатов - заключаются в том, чтобы, воспользовавшись установившейся благоприятной атмосферой, создать условия для полноценной работы в целях решения общих задач на основе наших общих ценностей и установок, - заявил Фрид.

Уже сегодня НАТО демонстративно делает в отношениях с Украиной некоторые исключения - в частности, не требует от Киева, как от других стран, стремящихся войти в ее ряды, чтобы до вступления Украина решила проблему присутствия российского Черноморского флота в крымском порту Севастополь, а также не настаивает на том, чтобы украинские власти как-то решали вопрос с явным неприятием вступления в Североатлантический альянс большинством населения страны. При этом перспектива вступления Украины в Европейский Союз остается весьма проблематичной.

Новый посол США на Украине Уильям Тейлор (William Taylor) - к слову, именно он представлял Соединенные Штаты в Кабуле в 2001-2002 годах, во время американского вторжения в Афганистан - уже фактически провозгласил Украину союзником НАТО. Две недели назад, когда в Конгрессе проходили специальные слушания по поводу его назначения, Тейлор выразил свое недовольство условиями соглашения о поставках газа, заключенного между Россией и Украиной.

- Если новое правительство [в Киеве] решит, что оно хочет пересмотреть условия этого соглашения, то мы [Соединенные Штаты] поддержим такой шаг. Мы уже объявили об этом. Мы окажем Украине посильную помощь в этом вопросе, - сказал он.

В то же время генерал Джеймс Джонс (James Jones), под командованием которого находятся войска США и европейских стран, в прошлый четверг заявил на внеплановом выступлении в Вашингтонском пресс-клубе, что НАТО - "альянс, не выказывающий никаких признаков усталости или устаревания". Напротив, объявил он, этот год будет для НАТО "очень важным" - наверняка важнее, чем все последние годы.

Генерал много говорил о том, что в НАТО происходят феноменальные перемены, в результате которых во главе деятельности этой организации встает вопрос безопасности.

- В будущем НАТО не должна быть статичным оборонным альянсом, ставящим себе целью лишь реагировать на происходящее. В будущем НАТО должна быть более гибкой и более активной.

По словам Джонса, Североатлантический альянс будет заниматься не только миротворчеством - или, как в Афганистане или Судане, операциями по принуждению к миру, - но и "предотвращением конфликтов".

НАТО будет во все большей степени вникать в вопросы принятия политических решений. Именно поэтому в повестку саммита НАТО, который пройдет в ноябре в столице Латвии Риге были включены, среди прочего, такие вопросы, как энергетическая безопасность, безопасность важнейших инфраструктурных объектов, нераспространение ядерного оружия и технологий и "замороженные конфликты" на постсоветском пространстве.

Как бы там ни было, надвигающееся вступление Украины в НАТО станет для России моментом истины. Как написал в "Газете" один из ведущих политических обозревателей России Федор Лукьянов, "в этом будет практически заключаться самый серьезный вызов Москве за весь период отношений с Западом после распада Советского Союза... главная проблема находится не столько на практическом, сколько на идеологическом уровне... Здесь речь идет не о реализации некоего плана, а скорее о неостановимом импульсе, пришедшем на место сознательной политики будущего".

"Одной из фатальных ошибок [президента Советского Союза] Михаила Горбачева, - писал Лукьянов, - стало то, что Кремль не добился уничтожения организации, олицетворявшей пятидесятилетнюю идеологическую конфронтацию. Варшавскому договору суждено было разделить судьбу своего создателя, но НАТО, которая была основана для того, чтобы противостоять СССР, сохранилась. И, что бы сейчас ни говорили о новом характере НАТО, никто не убедит российских генералов и политиков в том, что ее расширение не направлено против Москвы".

Более того, расширение НАТО обострило разногласия относительно судьбы Договора об обычных вооруженных силах и вооружениях в Европе 1990 года. Договор (предназначение которого заключалось в поддержании баланса сил между Организацией Варшавского Договора и НАТО) начал терять свою эффективность.

В пятницу из Вашингтона поступил первый четкий сигнал о том, что США не будут ратифицировать адаптированный вариант Договора (подписанный в Стамбуле в 1999 году), пока Россия не выведет свой полуторатысячный военный контингент и вооружения из региона, расположенного на реке Днестр в Молдавии. Объявляя об этом, американский чиновник, отвечающий за контроль за вооружениями, помощник государственного секретаря Паула Де Саттер (Paula De Sutter), сказала, что НАТО по этому вопросу занимает одинаковую с США позицию.

Москва считает любые подобные увязки "неправомерными и контрпродуктивными". Над судьбой Договора, который был крупнейшим проектом в сфере контроля над вооружениями во всей европейской истории, повис знак вопроса. До пятницы в Вене будет проходить международная конференция, на которой обсуждаются имеющиеся разногласия. Москва предупредила, что если Договор останется не ратифицированным Организаций Североатлантического договора, то она будет вынуждена принять "важные решения относительно будущего этого краеугольного камня европейской безопасности".

Целью Договора об обычных вооруженных силах было сокращение обычных вооружений и значительное уменьшение роли военной мощи как весомого фактора в межгосударственных отношениях на европейском континенте. Он предусматривал принятие тщательно разработанных мер по контролю над вооружениями. Для Москвы после распада Организации Варшавского Договора (и после того, как бывшие члены этой Организации вступили в НАТО), "нератификация" Договора странами НАТО будет иметь далеко идущие последствия.

Если позиция США не изменится, то Москвы не сможет требовать, чтобы ее информировали о количестве сил НАТО, сконцентрированных вокруг российских границ, и не сможет осуществлять свое право на проверку в рамках Договора об обычных вооружениях.

В связи с этим Москва начала пересматривать доктрину коллективной безопасности. Встреча министров обороны и иностранных дел стран ОДКБ в Москве в ноябре прошлого года была первым сигналом о том, что Россия, возможно, "создает свою собственную версию НАТО", как написала тогда оппозиционная газета "Коммерсант".

Российские официальные лица в последние месяцы стали делать жесткие заявления. Выступая в ноябре перед участниками саммита ОДКБ, секретарь российского Совета Национально Безопасности Игорь Иванов обвинил США и НАТО в поддержке напряженности на территориях бывших советских республик. Начальник Генерального Штаба генерал Юрий Балуевский сказал: "Мы следим за попытками НАТО вовлечь страны СНГ в деятельность этого блока и ослабить их отношения с Россией".

В апреле Иванов объявил, что Россия и Белоруссия в конце года начнут объединять свои системы противовоздушной обороны. Иванов также сказал, что ОДКБ проведет широкомасштабные военные учения в "восточно-европейском направлении" в июне этого года, в которых примут участие лучшие части Московского военного округа, а также авиация, включая самолеты системы дальнего радиолокационного обнаружения.

22 апреля Россия объявила об испытательном запуске баллистической ракеты средней дальности с разделяющейся боеголовкой, проведенном на полигоне в Капустном Яре. В конце апреля были проведены крупные учения в рамках единой системы противоракетной обороны СНГ, в которых принял участие и Узбекистан. 11 мая Иванов сказал, что у НАТО нет политических или военных оснований для расширения за счет бывших советских республик. Иванов предупредил, что Россия подкорректирует свою внешнюю политику и военную доктрину, чтобы они соответствовали новым стоящим перед страной вызовам.

Директор Института США и Канады Российской Академии Наук Сергей Рогов сказал: "Это решение (о членстве Украины в НАТО) может иметь большое значение для России, так как оно может коренным образом изменит ее отношения с НАТО к худшему".

Влиятельный российский политолог Глеб Павловский пришел к выводу, что Россия вряд ли допустит, чтобы присоединение Украины к НАТО произошло само собой.

18 мая генерал Балуевский заявил, что обсуждается вопрос о возможности проведения совместных военных маневров стран ОДКБ и Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). По сути, это будет равнозначно совместным военным учениям с участием России, ее (оставшихся) союзников из постсоветского пространства и Китая.

Теперь прозвучало заявление России о том, что ОДБК намеревается взять на себя роль международной организации, которая будет осуществлять деятельность даже за пределами Евразии. Саммиты ШОС и ОДКБ, запланированные на июнь этого года, без сомнений имеют большое значение для международной системы.

Г-н М.К. Бхадракумар более 29 лет служил дипломатом в Министерстве иностранных дел Индии, в том числе занимая посты послов Индии в Узбекистане (1995-98 гг.) и в Турции (1998-2001 гг.)

____________________________________________________________

Мониторинг читатель ИноСМИ - Lilu

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.