Череповец. Над болотистым ландшафтом, будто в знак приветствия, поднимаются красно-бурые клубы дыма. Когда ветер сносит дым в сторону, открывается нескончаемая панорама с домнами, трубопроводами, трубами и заводскими цехами. Вокруг березы, болота, вода.

Металлургический комбинат "Северсталь" отвоевал у необжитой севернорусской равнины в общей сложности 50 квадратных километров. Товарищ Сталин, "стальной человек", распорядился направить в район в 600 километрах севернее от Москвы тысячи заключенных, чтобы те, мучаясь летом от комаров, а зимой при температуре 56 градусов ниже ноля - от морозов, построили металлургический комбинат и в придачу город. В 1955 году, через два года после смерти Сталина, пошел первый металл.

Металлургический комбинат в Череповце, оживленном промышленном городе, насчитывающем 310000 жителей, является ядром компании "Северсталь-групп". На нем работают 36000 человек.

"Северсталь" играет в самой масштабной схватке за поглощение, развернувшейся в металлургической отрасли между люксембургским концерном Arcelor (занимает по объемам производства второе место в мире) и англо-индийским концерном Mittal Steel (первое место в мире), ключевую роль. Владелец Алексей Мордашов, словно "белый рыцарь", пришел на помощь Arcelor, чтобы отразить враждебный захват концерна со стороны Миттала (Mittal).

Мордашов предложил Arcelor сделку на сумму 13 миллиардов евро. За 32,2 процента акций Arcelor 40-летний русский предлагает 89,4 процента акций своей компании "Северсталь-групп", рудников и угольных шахт, заводов в России, в США и в Италии. Если акционеры Arcelor примут предложение, то русский станет не только мажоритарным акционером крупнейшего металлургического концерна, но и его президентом.

Не бойтесь, как бы говорит Мордашов, пытаясь снискать к себе расположение. Он распорядился доставить в Череповец на двух самолетах журналистов из Европы, чтобы познакомить их со своей стальной империей.

По территории завода курсируют два автобуса с корреспондентами в сопровождении милицейских машин. Пошел металл из доменной печи номер пять, которую здесь называют не иначе, как "Славянка". Домна, задутая в 1986 году, пожирающая ежедневно по 20000 тонн руды, теперь останавливается. Ремонт займет 126 дней, в эксплуатации остаются четыре другие печи. Это надо понимать так, что в советский гигант инвестируются средства.

Arcelor, Mittal - у каждого рабочего есть свое мнение по поводу сражения за поглощение. В конце концов, существует опасность сокращения персонала. Говорят, что работы может лишиться каждый третий. "Мы надеемся, что на нас не будут слишком уж экономить", - говорит один из рабочих. "Мир меняется, значит, должны меняться и мы. Сделка дает нам шанс", - говорит Валерий Логинов, начальник доменной печи.

"Северсталь" производит более дешевую сталь, чем даже Китай. Рабочий получает в среднем 520 евро. Своя собственная сырьевая база, уголь и руда, удобные водные и железнодорожные пути дают преимущества в конкуренции.

При этом еще свежи в памяти времена, когда Череповец находился в состоянии глубокой депрессии. В девяностые годы на комбинате месяцами не выплачивали заработную плату. Алексей Мордашов, родители которого работали на комбинате, стал финансовым директором в 27 лет. Он разработал программу приватизации, скупал у рабочих акции, платил им из доходов, полученных от продажи металла, то есть деньгами компании. Хитрый и в то же время бессовестный ход, позволивший ему превратиться из менеджера в собственника и благодаря высокой цене на металл - занять через десятилетие место на титульной странице русскоязычного издания журнала Forbes. Приватизация металлургического сектора была, конечно, нечестной, но проходила, в отличие от нефтяной и алюминиевой промышленности, без кровопролития.

Arcelor и "Северсталь" известны друг другу. Автобусы останавливаются перед новым цехом совместного предприятия "СеверГал", выкрашенным в темно-синий цвет и протянувшимся на 300 метров. 220 млн. долларов США было инвестировано в строительство завода холодного проката. На нем работают 260 человек, выпускается оцинкованный автомобильный лист. В эксплуатации всего несколько месяцев. "СеверГал" надеется на заказы не только от завода, выпускающего "Лады", но и от западных компаний, таких, как Ford, Renault, VW и Toyota. "Arcelor предоставляет нам ноу-хау и широко известную марку. 'Северсталь' дает производственные мощности, энергетические ресурсы, рабочую силу и сеть дистрибуторов", - говорит технический директор Александр Артюшкин.

Чтобы развеять сомнения, Мордашов лично прибыл в дом отдыха в Торово, расположенный за близлежащим водохранилищем. В качестве организатора презентации компании выступает его заместитель Томас Верасто (Thomas Veraszto), австриец, 15 лет проработавший в компании McKinsey. Верасто говорит о "Global Steel Champion", обращает внимание на менеджмент и на эффективность, критикует Миттала, который, по его словам, делает ставку на объемы, а не на качество. Он агитирует в поддержку предложения Мордашова, но и понимает, что "люди боятся России и российских магнатов".

Поводом для разговоров на "Северстали" стало то, что руководство Arcelor собирается еще раз встретиться с руководством концерна Mittal. В конце концов, российско-люксембургскому браку между концернами не быть, если контрольный пакет акций Arcelor окажется у Миттала.

Верасто об этом не думает и постоянно подчеркивает: "Our deal is done." Он, однако, не исключает, что Миттал станет миноритарным акционером Arcelor. "В этом случае предложение 'Северстали' останется в силе. Мы тогда были бы сильным акционером".

Мордашов отвечает на беглом английском, с сильным русским акцентом. Английский язык он выучил в Нортумбрийском университете в Ньюкасле-на-Тайне, где он обучался по программе МВА, по курсу подготовки руководителей высшего звена управления. Мир очень мало знает о российских предпринимателях, отсюда и предубеждения. "В России есть нормальные предприниматели, занимающиеся нормальным бизнесом". Его отношение к Путину, без которого в России ничего не делается? "Наше участие в капитале Arcelor имеет серьезную политическую поддержку".

На последовавшей в заключение вечеринке, устроенной на воздухе перед домом отдыха, Мордашов выступает как обходительный хозяин. Он говорит по-немецки, по-русски, по-английски. Удержать его от прыжка на место лидера металлургической индустрии могут лишь акционеры Arcelor. Снова олигархом Мордашов становится в этот теплый июньский день лишь тогда, когда убывает на черном Mercedes 600 в сопровождении телохранителей на Toyota Land Cruiser V8.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.