Когда российские противники атомной энергии залезли на стулья и стали скандировать "Нет атомной энергии!", их взял под защиту именно Владимир Путин. Российский президент проявил понимание в отношении действий активистов из числа защитников окружающей среды, сказав, что действовать так - это их задача. Хозяин Кремля вообще удивил правозащитников и защитников окружающей среды, собравшихся на прошлой неделе на организованной в Москве Кремлем конференции неправительственных организаций (НПО) с тем, чтобы утвердить свои предложения для саммита 'большой восьмерки', который пройдет на следующей неделе. "Я чувствую себя здесь, как дома", - сказал Путин. Он чувствует, что находится "среди единомышленников", сообщил Путин российскому народу перед телекамерами. Он даже посчитал хорошей идеей предложение одного из участника отказаться от атомных электростанций. Идею эту отвергают даже многие страны 'большой восьмерки', и пока нет убедительных концепций, отказываться от них, по его словам, к сожалению, нельзя.

Таким образом, незадолго до того, как внимание всего мира будет приковано к саммиту ведущих промышленно-развитых стран в Санкт-Петербурге, Путин в очередной раз умело восстановил авторитет страны, при этом удачно выйдя из положения. Причем, тот факт, что Путин придерживается точки зрения, что российские НПО не должны финансироваться из-за рубежа, остался почти на втором плане.

У российского президента есть все основания идти навстречу саммиту 'большой восьмерки' с уверенностью. Поскольку на этот раз речь пойдет о глобальной энергетической безопасности. А в данном случае Путин с учетом нефтяных и газовых богатств своей страны может говорить с позиции силы. Он будет пытаться рассеять сомнения Запада относительно надежности России как поставщика энергоносителей. Правда, эту надежность поставил под сомнение сам Кремль, развязав газовую войну с Украиной.

Даже если это удастся, то Россия все равно не оставляет никаких сомнений в том, что она против реальной конкуренции на рынке нефти и газа. Государство при Владимире Путине укрепило, не в последнюю очередь, благодаря разрушению концерна ЮКОС, свои позиции в нефтяном секторе. На газовом рынке оно через концерн "Газпром" и без того обладает монополией. Доступ к рынку Кремль, конечно, закрывает не совсем, но все же решительно ограничивает его.

Но как большие доходы, получаемые государством от экспорта энергоносителей, влияют на внутреннюю обстановку в стране? Американский обозреватель Томас Фридман (Thomas Friedman) недавно установил прямую взаимосвязь между величиной цены на нефть и правами на свободу в государствах-экспортерах нефти: чем выше цена, тем хуже обстоят дела с демократией. Не обязательно соглашаться с этим тезисом, чтобы понять, что высокие доходы не стимулируют желание проводить решительные демократические реформы не только на Ближнем Востоке, но и в России.

Сегодня 70 процентов ископаемых энергетических ресурсов находятся в нестабильных странах Ближнего Востока, в России, в Средней Азии и в Африке. По всем прогнозам, пока получается так, что в ближайшие 25 лет доля возобновляемой и атомной энергии будет скорее уменьшаться, чем увеличиваться. Импорт в Европу нефти и газа к 2030 году возрастет: нефти - с нынешних 75 до 90 процентов, газа - примерно с 50 до 80 процентов.

Поэтому в Соединенных Штатах вопрос о развитии альтернативных источников энергии обсуждается как вопрос национальной безопасности, как геостратегический вызов будущего. Американский президент Джордж Буш (George W. Bush) в своем 'Послании к нации' потребовал заменить до 2025 года более 75 процентов импорта нефти с Ближнего Востока на альтернативные энергоносители.

В Германии участники дискуссии относительно альтернативных источников энергии концентрируют пока свое внимание на вопросах сохранения климата и недопущения ущерба окружающей среде в результате использования ископаемых энергоносителей. В то же время почти полностью из поля зрения упущен внешнеполитический аспект и аспект, связанный с политикой безопасности. Многие считали, что искать альтернативные источники энергии, имеющие шанс на рынке, это, прежде всего, дело экономики. Вопрос "Как нам быть с государствами, не придерживающимися правил и использующими свои энергетические богатства в качестве средства давления?" не обсуждался.

Германия стала обращать внимание на этот аспект лишь в последнее время. "Растущая зависимость от импорта, стремительно увеличивающийся спрос и политическая нестабильность во многих странах, являющихся поставщиками, и в транзитных странах, заставляют внешнюю политику обращать более серьезное внимание на безопасность энергоснабжения", - говорится, например, в памятной записке "Политика безопасности 2010", подготовленной Федеральной академией безопасности и переданной на днях главе ведомства канцлера Томасу де Мезьеру (Thomas de Maiziere). Надежные в технологическом отношении атомные электростанции необходимо "использовать до той поры, как раз с точки зрения защиты окружающей среды, пока не будет обеспечена замена электроэнергетических мощностей за счет электростанций, работающих на угле и не представляющих опасности для окружающей среды, и за счет возобновляемых источников энергии. Поэтому решение об отказе от атомной энергии должно быть пересмотрено".

Министр Иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier), член СДПГ, будет вынужден проигнорировать эту инициативу, исходя уже из партийно-политических соображений. Даже положительно воспринятую Министерством иностранных дел идею об организации международного контроля ядерного топлива, когда бы ядерные государства поставляли его странам, а отработанное топливо возвращали с целью недопущения повторения истории, как с Ираном, Штайнмайеру удалось провести лишь в виде оговорки под заголовком "разоружение". Это потребовалось для того, чтобы не создавать впечатление, будто Германия намерена содействовать распространению ядерной энергии.

Однако ведомство Штайнмайера начинает постепенно понимать, насколько серьезной является проблема энергетики с точки зрения безопасности. Правда, опасность, что американцы в рамках проекта отправки "человека на Луну" смогут опередить Германию в поиске альтернативных источников энергии в техническом плане кажется больше, чем шанс превратить этот проект в трансатлантический. Пока же именно Германия все еще проявляет большую робость в том, чтобы мыслить в этом вопросе действительно всемирно-политическими категориями. Между тем в сейчас существует опасность, что немецкая "общая энергетическая концепция" может утонуть не только в межпартийных спорах, но и в спорах между Министерством иностранных дел, Министерством экономики и ведомством канцлера.

Но у Германии есть шанс добиться прогресса в вопросе, связанном с энергетикой, благодаря предстоящему председательству в Европейском Союзе и после России - в 'большой восьмерке'. Тогда не обойдется и без российских неправительственных организаций.