Погиб ли лидер сепаратистов, которого боялись больше всего, в результате успешной операции спецслужб или же пал жертвой своей собственной неосторожности, роли это никакой не играет. Чеченец Шамиль Басаев погиб в крайне благоприятное время для президента Владимира Путина. В канун встречи в Санкт-Петербурге глав государств Большой Восьмерки он может продемонстрировать, что Россия продолжает успешно бороться с террористами. Причем ликвидация "кавказского Заркави (Sarkawi)" является кульминацией в серии успешных операций российских спецслужб. Им удалось ликвидировать ряд важных лидеров радикальных исламских повстанцев. Но конца насилия на Кавказе все равно еще долго не будет. Для этого Кремль должен отказаться от своей политики, основанной на том, что сепаратизм можно победить только с помощью жестких мер.

Дело в том, что в регионе, где власть Кремля никогда не была особенно прочной, просто слишком много самых разных проблем. После распада Советского Союза безнадежным на Кавказе оставалось не только экономическое положение. Экономика, если не считать небольшие запасы нефти, носит аграрный характер и зависит, прежде всего, от субсидий Москвы. К этому надо добавить массу этнических и религиозных конфликтов. Они имеют место не только между христианами и мусульманами, но и внутри ислама. Многие мусульмане, конечно, придерживаются своих традиций, однако не хотят иметь ничего общего с радикальным политическим исламом, представителем которого являлся Шамиль Басаев. Сюда же относится неспособность влиятельных кланов сдержать коррупцию и ожесточение в обществе, вызванное противостоянием между бандами наемников.

При этом политика Москвы на Кавказе является крайне противоречивой. Кремль жестко преследует на территории своей собственной страны всех, кто хочет освободиться из-под влияния Москвы. Но в отношении Грузии, где самостоятельности добиваются Абхазия и Южная Осетия, Москва поддерживает сепаратистов. К тому же недавняя драма, связанная с захватом заложников в Беслане, способствовала тому, что политика Кремля на Кавказе оказалась под прицелом серьезной критики в обществе.

Однако теперь в поле зрения российских экспертов в области безопасности находится не только Чечня. Более серьезный потенциал конфликта они видят в таких соседних республиках, как Дагестан. Однако изменить курс сложно, поскольку не так-то легко найти верную Москве руководящую элиту. Это можно видеть, прежде всего, на примере Чечни. Там Кремль поддерживает Рамзана Кадырова, бывшего военачальника, личная армия которого продолжает активно действовать при российской поддержке.

Кадыров в настоящее время рискует. С одной стороны, он хочет взять под контроль своих внутренних противников и одновременно - выступать в роли "исламского лидера". Уже обсуждается вопрос о введении в действие части положений шариата. Ползучая исламизация региона преследует, прежде всего, одну цель: лишить поддержки радикальные силы. Поможет ли это укрепить среди населения авторитет нынешнего руководства - сомнительно.

Вообще мало что указывает на то, что Кремль откажется от своей политики твердой руки. Однажды она уже оказывалась для Путина выгодной. Именно жесткая позиция по отношению к Чечне обеспечила ему первую победу на выборах и в результате - пост президента. Поэтому Путин продолжает набирать очки с помощью жесткой политики. Так, правительство будет впредь иметь возможность преследовать террористов на территории зарубежных государств и мстить за террористические акты.

На Западе должны понять, прежде всего, следующее: то, что происходит на Кавказе, - это дело не только России. Через Грузию по трубопроводу BTC, который в ближайшие недели будет передан в эксплуатацию полностью, нефть с Каспийского моря идет до самого побережья Средиземного моря. Поэтому прежде всего европейские политики обязаны добиваться того, чтобы были устранены все недоразумения и теории о заговоре. При этом очевидно, что одной жесткостью России настоящего умиротворения на Кавказе не добиться.

____________________________________________________________

Кремль получил голову Басаева ("Telegraf", Латвия)

Триумф для Путина накануне саммита ("The Financial Times", Великобритания)

Убийца убит ("The Wall Street Journal", США)

Никакого триумфа ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Обманчивый триумф на Кавказе ("Sueddeutsche Zeitung", Германия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.