10 лет назад были подписаны так называемые Хасавюртские соглашения, которые хотя бы ненадолго остановили первую войну России в Чечне. Сейчас мы можем смело заявить, что занимавший в тот момент пост секретаря Совета безопасности России Александр Лебедь и начальник штаба вооруженных группировок Республики Ичкерия Аслан Масхадов были героями.

Правда, не меньшую смелость нужно было проявить и президенту Борису Ельцину, который, будто искупая вину за изданный указ о 'Восстановлении конституционного порядка в Чеченской Республике' в 1992 году и не обращая внимания на критику генералов, дал указание заключить перемирие.

Сигнаторов (лиц, подписавших документ - прим. перев.) соглашения, которое дополняли Совместные принципы отношений России и Чечни, нет в живых: оба погибли при не до конца установленных обстоятельствах, будто ими подписанные документы кому-то очень не понравились. . . Не осталось в регионе и мира, так как после трехлетнего перерыва Россия опять вторглась в Чечню, и та война, давно переросшая в партизанское движение, пылает до сих пор.

Хасавюртские соглашения в России многие сравнивают с 'предательским Брестским миром' 1918 года или 'позорным Мюнхеном' 1938-ого. В Москве, сразу же после подписания, соглашения начали называть либо 'предательством', либо 'капитуляцией', либо 'ударом в спину', т.к. федеральные войска России будто бы собирались праздновать победу в начале 1944-го (так в тексте - прим. перев.).

На другой стороне среди дымящихся развалин разрасталась надежда, что империя признала независимость чеченцев, что она уже реальна, и потому только остается начать дискуссии о репарациях и контрибуциях. Никто даже не читал Общего соглашения и его приложения, потому что тогда тексты этих документов были напечатаны в мало кому доступной 'Независимой газете'.

Хасавюртские соглашения не предусматривали для Чечни никакого политического будущего. На основании Всемирной декларации прав человека 1949 года и Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года в документах все же было зафиксировано неиспользование силы и безусловная защита прав человека. В принципах отношений сторон было предусмотрено продолжение переговоров, а до 2002 года заключение договора об основах отношений между Российской Федерацией и Чеченской Республикой. Иначе говоря, чеченцам было обещано хоть и туманное, но светлое будущее - оставить тот или иной статус самостоятельности. Сейчас очевидно, что это было обманом: Россия и не собиралась уходить из богатого и стратегически важного региона, а лидеров Грозного питала нереальная надежда дать Ичкерии статус особенной самостоятельности.

Кстати, русские обозреватели утверждают, что перемирие лета 1996 года было больше нужно Москве, нежели Грозному. Если бы федеральные войска России были способны одолеть чеченских боевиков, они бы это сделали. Все же Москву остановило начавшееся мощное партизанское движение, когда в каждой деревне, на горном перевале действовали хорошо вооруженные и готовые умереть боевики. Еще в июне Б. Ельцин подписал указ N985, приказывавший вывести федеральные войска, которые будто бы выполнили первоочередную задачу - разоружили основные чеченские формирования. В середине августа А. Лебедь и А. Масхадов вели переговоры в деревне Атаги. Именно тогда было решено объявить о перемирии.

Хасавюртские соглашения потеряли силу вовсе не осенью 1999 года, когда в Чечне начался второй этап операции, а в мае 1997 года, когда Б. Ельцин и А. Масхадов в Кремле подписали двусторонний договор о мире и принципах отношений. Правда, и этот документ внушал напрасные надежды. От этого договора выиграл только один Б. Ельцин, еще на несколько лет продлив себе и своей 'семье' кремлевское владычество.

Все же Хасавюртские соглашения создали условия для небольшой передышки: России - собрать новые силы для следующего этапа войны, чеченцам - делить власть, грызться за нее, искать каких-либо заступников в дальнем зарубежье. Недостаток единства у бывших и все еще остававшихся в живых чеченских военных предводителей создал благоприятные условия для броска новых сил против несокрушимого Грозного.

Можно ли сейчас сказать, что Россия справилась со своей миссией? Отнюдь нет, считают русские обозреватели. После смены хозяина Кремля, новая война на Кавказе затянулась, боевые действия с партизанами были облачены в пропагандистские одежды, чаще всего - борьбы с терроризмом. Террористическая деятельность боевиков распространилась на Дагестан, Ингушетию, Северную Осетию, достигла глубинки России. По данным национального антитеррористического комитета России, только за шесть месяцев этого года на юге России было совершено 78 террористических актов, а количество преступлений, связанных с использованием оружия, в Северной Осетии выросло в два раза. . . На Кавказе образовалось вооруженное подполье, корни которого - в двух войнах России в этом регионе.

Вот почему очень уж празднично и приурочено звучит заявление Москвы, что на днях Чеченскому Правительству сдались 49 боевиков, поверивших в объявленную премьером Рамзаном Кадыровым амнистию. Сколько их еще сражается в лесных окраинах Аргуна, сколько оружия скрывается в чеченских деревнях, никому неизвестно. Вот почему Хасавюртский мир так и остался только эхом кратковременного перемирия.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.