Если неправильное восприятие общественного мнения и политического процесса в США нанесло сильный удар по репутации ВР в краткосрочной перспективе, то неверное понимание властных отношений в России может причинить компании Shell гораздо более серьезный ущерб. Экономическая целесообразность газового проекта 'Сахалин-2' стоимостью в 20 млрд. поставлена под сомнение. Действия российских властей в отношении компании могли быть произвольными, своевольными и лицемерными, но не неожиданными.

Для Владимира Путина энергетические активы - то же, что ядерные боеголовки для его предшественников. А именно: средство продвижения стратегических амбиций России в мире. (По иронии судьбы Джордж Буш, первый президент США с дипломом МВА строит свою внешнюю политику при помощи Пентагона, а не американского бизнеса, в то время, как бывший агент КГБ Путин стремится к реализации задач страны на международной арене, используя 'мягкую силу', представленную крупным бизнесом и природными богатствами России). Похоже, президент Путин хочет сохранить контроль государства над нефтегазовой отраслью. В таком экономическом национализме нет ничего нового. Новое - это то, что благодаря высоким ценам на нефть Россия больше не нуждается так, как прежде, в иностранных инвестициях для разработки нефтяных месторождений.

С этой новой реальностью приходится считаться не только Shell. Подобный сигнал получила компания ExxonMobil, ведущая проект на Сахалине: снижайте издержки или выходите из проекта. Возможно, ВР предложат изменить условия партнерства в совместном предприятии ТНК-ВР.

Но, учитывая, что Россия продемонстрировала наличие воли и средств к восстановлению контроля над природными ресурсами, прошлогоднее решение Shell об удвоении планируемых расходов на разработку месторождения 'Сахалин-2' с 10 до 20 млрд. долларов сыграло на руку Кремлю. Оно не только возмутило Москву, но и дало Путину, по крайней мере, риторическую причину для пересмотра условий контракта задним числом.

Уточним, что Путин любит подчиняться законам глобального капитализма, когда это ему выгодно. Всего неделю назад, во время визита во Францию он доказывал, что 5 процентов акций EADS, приобретенные российской компанией, должны гарантировать ей место в совете директоров европейского производителя авиакосмической и оборонной техники. С одной стороны, он разрывает коммерческие договоренности, а с другой - отстаивает права инвесторов. Но бизнес Shell является геополитическим. Работа компании - налаживать связи с властями. Похоже, боссу компании Йеруну Ван дер Виру (Jeroen van der Veer) хуже удалось разобраться в своевольном Путине, чем руководителю ВР лорду Брауну Мэдингли (Lord Browne of Madingley) - задобрить вспыльчивых членов американского Конгресса.

____________________________________________________________

Деньги - вот главная причина недовольства Кремля сделкой с Shell ("The Times", Великобритания)

Западные нефтяники сильно рискуют, танцуя с русским медведем ("The Independent", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.