Несколько уцелевших островков свободной журналистики опасаются, что могут стать жертвами масштабной закулисной борьбы за освобождающийся в 2008 году 'царский престол' Путина.

На четырнадцатом этаже одного из напоминающих формой раскрытую книгу высотных зданий на Новом Арбате, в самом сердце столицы России располагается радиостанция 'Эхо Москвы', один из островков свободы слова. Это - глоток свежего воздуха в стране 'царящей самоцензуры' и укрощенной журналистики.

На нижних этажах проспекта дюжина казино - символ нового российского капитализма - сияют разноцветными огнями. А наверху, посреди серого неба Москвы, маленькая редакция - 950 000 слушателей в Москве и около 2,5 миллиона поклонников по всей России - борется за сохранение своей души и независимости. Эта радиостанция - редкое явление для России, поскольку ей удалось сохранить и сделать своим фирменным знаком атмосферу профессионализма, творчества и непринужденности.

Ее новостные выпуски, сделанные по западному образцу, отличаются точностью и отсутствием табу. Ее политические программы большое место уделяют оппозиционным партиям, которые не допускаются на российское телевидение. Ее комментаторы - почти все бывшие телезвезды, которых уволили после прихода Путина к власти в 2000 году - не боятся жестко критиковать власти. Помимо этого 'Эхо Москвы' ухитряется быть рентабельной организацией, привлекающей рекламодателей и приносящей прибыль. 'Мы все еще здесь, и мы сопротивляемся, даже если убийство Анны Политковской и явилось предупреждением тем, кто хочет заниматься независимой журналистикой!', - говорит главный редактор Алексей Венедиктов, похожий на со своей полуседой бородой и лукавым взглядом на гениального гнома. С момента основания радиостанции в 1991 году он защищает ее, как львица свое потомство.

По лезвию бритвы

Даже если путинский авторитаризм со всей силой и обрушивается на мир СМИ, Россию нельзя назвать тоталитарным государством. Посреди информационного пространства, в большей части своей укрощенного Кремлем, на плаву остаются островки, напоминающие о расцвете свободы слова в 1980-х и 1990-х годах. К ним можно отнести некоторые газеты, как, например, 'Коммерсант' (читательская аудитория - 250 000) или 'Новые Известия' (10 000), несколько хорошо сделанных Интернет-сайтов, например, gazeta.ru (100 000 посетителей ежедневно) и, наконец. . . 'Эхо Москвы'. Капля в море по сравнению с тем могучим влиянием, которые оказывают на десятки миллионов зрителей прокремлевские телеканалы.

Но сможет ли остаться в живых этот крохотный противовес по мере приближения великой битвы за пост Владимира Путина? И как объяснить то чудо, что известная московская радиостанция, на 50 процентов принадлежащая приближенному к Кремлю газовому гиганту 'Газпрому', избежала участи своих 'сестер', российских телеканалов, вынужденных перейти на частоту властного вещания?

Не скрывая своей крайней озабоченности, которая только возросла после убийства Анны Политковской, Алексей Венедиктов, улыбаясь, объясняет, что его радиостанция является для власти 'одним из последних источников независимой информации', в отличие от мириад СМИ, низведенных до роли простого отражения манипуляций Кремля. 'Почти каждый день мне звонят переполошенные высокопоставленные чиновники: откуда у вас эта информация? Кто вам заплатил? Я отвечаю, что об этом пишет вся западная пресса и предлагаю приехать и высказаться на темы, которые вызвали их негативную реакцию. Вот так мы и выкручиваемся, - говорит он. - Предоставляем всем слово'.

Кроме того, Алексей говорит, что 'Эхо Москвы' служит Путину 'алиби', которым он может воспользоваться, когда его коллеги по 'большой восьмерке' предъявляют ему претензии по поводу свободы прессы в России. Его верный помощник Сергей Бунтман, со своей стороны, рассказывает нам о дипломатических 'па' Венедиктова, которые тот проделывает, танцуя на 'лезвии бритвы' с кремлевскими кланами, о его ложной 'наивности', с которой он объясняет акционерам, что к радиостанции нельзя подходить с такими же мерками, как к 'нефтяной скважине'. 'Без этих дипломатических ухищрений, к которым ему приходится ежесекундно прибегать, чтобы защитить нас, нас давно бы уже закрыли', - говорит Сергей и тут же упоминает о большой сплоченности редакции.

Политическая дубинка

И все же, по мнению обоих моих собеседников, 'кольцо сжимается'. Давление возрастает по мере того, как кремлевские кланы начинают подготовку к битве за президентсткий пост. Олигархические группы теперь с беспрецедентной частотой предлагают компромат, информацию, призванную уничтожить их конкурентов. 'Все что сейчас происходит в России должно рассматриваться сквозь призму грядущих выборов президента', - утверждает Алексей Венедиктов. Даже если в ближайшее время им ничего не угрожает, главный редактор 'Эхо Москвы' не исключает возможности, что его радиостанция окажется нежелательной в России, и что печатными СМИ, которые до сих пор в основном не трогали, займутся всерьез. 'Все может в одночасье закончиться', - утверждает он.

В этой связи все журналистское сообщество сейчас пристально следит за тем, что происходит с 'Коммерсантом', известной оппозиционной газетой, недавно проданной укрывающимся в Англии олигархом Борисом Березовским бизнесмену Усманову, который гораздо более зависим от Кремля. Редакция газеты опасается, что с приходом нового владельца, она против своей воли окажется втянутой в ведущуюся партию политического бильярда. 'Мы спросили у политических советников Кремля, когда они попытаются превратить нас в политическую дубинку, орудие против их противников', - говорит одна журналистка, которая утверждает, что за Усмановым стоит Дмитрий Медведев, первый заместитель премьер-министра и один из предполагаемых преемников Путина. Советники ответили, что газету не будут трогать 'до следующего лета'.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.