Ни одного из тех двоих, кто закончил 'холодную войну' - ни Рональда Рейгана, ни Бориса Ельцина - вы не пригласили бы домой на ужин.

Что ж, прощай, Борис Ельцин, самый экономный российский лидер. Никому еще в российской истории не удавалось сэкономить государству сотни литров формальдегида, надежно проспиртовав себя не просто при жизни, но еще и во власти. Если бы его тело выставили на действительно всенародное обозрение, то, наверное, детей до восемнадцати не допускали бы даже до дистанции прямой видимости - потому что такой концентрации паров детский организм не выдерживает. Как же должно человека вставить, чтобы он пришел как-то на работу (будучи, вероятно, под мухой величиной со слона), налил сто грамм с устатку, поводил рук. . . поруководил то есть - и вот, пожалуйста: 'Ну што, понимаешь, загогулина какая . . . конец пришел этому. . . кану. . . ка-му-низму, или как там его'.

Если бы Горбачев, которого так любим все мы и так презирают все русские, хотя бы немного крепче держался за власть, то тогда в России могло бы сложиться постепенное, пусть и несколько однобокое, слияние двух систем. Вполне возможно, на него ушли бы целые десятилетия, но Ельцин принял - его вставило - в результате случилось то, что случилось. Чтобы проявить в выборе направления для страны столь живое воображение, надо действительно очень сильно раскрепоститься, а уж чем, водкой или антифризом - это уже детали.

Кстати, надо бы напомнить нашим 'Защитникам от алкоголя' (Alcohol Concern, антиалкогольная общественная организация - прим. перев.), что, рассказывая о последствиях чрезмерно активного приема внутрь горячительных напитков британской молодежью, она забывает об одном важном обстоятельстве: спьяну можно не только умереть в возрасте двадцати пяти лет с печенью размером с Беларусь. Спьяну можно так раскрыть сознание, что мир окажется избавлен от перспективы ядерного армагеддона, двери гулага широко распахнутся, а страна скажет 'добро пожаловать' новой эре демократии, пусть даже за этим последует 'посторонним вход воспрещен'. Словом, лучше уж Ельцин вдрызг, чем Буш как стекло (если уж на то пошло, 'Буш вдрызг' было бы просто идеально, но тут уж ничего не поделаешь). И лучше уж Ельцин, с криво повязанным галстуком, оторванным воротничком и растрепанной прической, в аэропорту Шеннон обнимающий своих паникующих помощников и бормочущий: 'Ну што, друг Эдвард, давай-ка, што ли, пиццу с карри организуй. . .', чем тот, другой, разодетый как обезьяна и притворяющийся, что всегда был такой вот весь из себя трезвый.

Если не считать водки - а также окончания 'холодной войны', демократизации России, либерализации ее экономики, разгрома коммунистической оппозиции и свободы прессы, - то в Ельцине не было практически ничего достойного и ничего похвального. Он был самодовольным автократом, для которого важной, если не единственной, причиной выбора демократического пути стала политическая конъюнктура.

Но это, в конце концов, в порядке вещей: величайшие в истории дела, за которые мы потом их вершителям остаемся наиболее благодарны, вершатся, как правило, отнюдь не теми политиками, которые оставляют по себе лучшую память. А вершатся они, целенаправленно или вообще случайно, теми, чье сознание не обременено здравым смыслом - иными словами, жуликами, пьяницами и идиотами.

'Холодную войну' закончили сначала Рональд Рейган, затем Борис Ельцин. Но ни того, ни другого вы наверняка не хотели бы приглашать домой на ужин. А если бы Борис, тем не менее, пришел, вы заперли бы бар на ключ, а ключ бы выбросили.

* * *

Мы что, не можем депортировать этих двух уродов? А кого, скажите, тогда вообще можем?

Нынешним утром премьер-министр наверняка думает: 'Мы что, не можем депортировать этих двух уродов? А кого тогда вообще можем?' Двум ливийцам, подозреваемым в терроризме - один связан с "Аль-Каидой", другой - махровый джихадист, причем уже имеющий судимость - Специальная иммиграционная апелляционная комиссия под председательством господина Джастиса Узли (Justice Ouseley) заявила, что они могут остаться в Великобритании - после того, заметим, как она же признала, что они представляют угрозу ее национальной безопасности: один из них связан с исламскими боевиками, убившими в Мадриде 191 человека. Ну и правильно, чего пристали к ребятам, они ж хорошие.

Имена их неизвестны - только ДД и АС, потому что права их священны. Приехали в страну они нелегально, по поддельным паспортам. Самое большое, чего они хотят в жизни - скинуть полковника Каддафи и вместо него установить в стране какой-нибудь еще более дикий режим. И захочешь - так не придумаешь парочки, которая заслуживала бы убежища меньше, чем эта, тем более что в свободное от основных убийств время они, скорее всего, будут тренироваться на нас. Правительство так сильно хотело выслать их обратно в Ливию, что пошло даже на то, чтобы вежливо попросить Каддафи не убивать их и не отрубать им руки. Он даже согласился этого не делать - впрочем, сегодня он вообще много с чем соглашается.

Но дальше дело дошло до полного абсурда. Сам Узли вынужден был согласиться, что 'непосредственного риска' для них при возвращении в Ливию нет. Но тут же прибавил, что 'что-нибудь может пойти не так'. Нет, все-таки судья без царя - это одно, а судья без царя в голове - это уже совсем другое.

____________________________________________

Пьяница? Да, но и спаситель России ("Daily Mail", Великобритания)

Почему на Западе ельцинскую эпоху оценивают позитивнее ("Christian Science Monitor", США)

Крокодиловы слезы ("The Economist", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.