Когда президент Владимир Путин в прошлом месяце встречался с европейскими лидерами на саммите в южном российском городе Самаре, Гарри Каспаров готовился возглавить марш своей оппозиционной организации неподалеку.

Но бывший чемпион мира по шахматам смог пробраться не дальше регистрационной стойки в московском аэропорту. Два агента спецслужб в синей форме отобрали у него паспорт, заявив о своих подозрениях, что его билет в Самару поддельный.

После задержания он изменил тактику. Расхаживая между магазином беспошлинной торговли и ирландской пивной, он по своему мобильному телефону начал обзванивать репортеров. Сообщения о его злоключениях просочились в Самару. На пресс-конференции по итогам саммита канцлер Германии Ангела Меркель подвергла Путина жесткой критике за запрещение действий демонстрантов. Заметно взволнованный Путин назвал Каспарова и его союзников 'маргиналами'.

Российское государственное телевидение старается не сообщать о движении Каспарова, резко критикующем правительство Путина. Но отчасти благодаря своему умению ловко использовать жестокие репрессии Кремля против участников демонстраций и митингов, бывший шахматный чемпион самым невероятным образом превратился в выдающегося оппозиционера. Добился он этого, используя бреши в управляемой Путиным политической системе.

Кремль направляет политическое инакомыслие в нужное русло, создавая партии, которые ограничиваются критикой чиновников и руководителей низового звена, и ведет травлю тех партий, которые пытаются действовать без его одобрения. Это приводит к возникновению лагеря недовольных, чей голос заглушается. Каспаров, будучи не желающей молчать знаменитостью, смог в определенной степени объединить эти силы.

'Каспаров был первым, кто понял, что в рамках политической системы работать невозможно - это лишь идет на пользу Кремлю, - говорит сатирик и писатель Виктор Шендерович, присоединившийся к его антипутинской коалиции. - Именно поэтому они называют его экстремистом'.

Другой вопрос - сумеет ли Каспаров воспользоваться тем недовольством, которое существует в связи с преследованиями несогласных, и сделать себе на этом политическую карьеру. Этот человек, которого когда-то чествовали в аналитическом центре, тесно связанном с руководством системы безопасности США, подыгрывает Кремлю с его мрачными предостережениями о якобы существующих американских планах проведения демократической революции в России по образу и подобию украинской.

Его шаткая лоскутная коалиция наглядно демонстрирует, насколько трудно будет оппозиции бросить вызов Кремлю, когда в следующем году Россия станет выбирать нового президента. Каспаров является одним из четырех лидеров этой оппозиционной коалиции, носящей название 'Другая Россия'. Некоторые ее члены жалуются, что он слишком быстро идет на конфликт с властями. Кроме того, в ее рядах уже возникают разногласия по поводу того, кому выставлять свою кандидатуру на президентских выборах.

В коалицию входят националисты, коммунисты, активисты-правозащитники, либералы-рыночники и библиофилы-анархисты. Объединяет эти силы одно - то, что режим выталкивает их на обочину. Они не представляют большой угрозы президенту, рейтинг популярности которого составляет 70 процентов, и который за восемь лет своего правления обеспечил экономическое возрождение и относительную политическую стабильность в стране. Однако в 2008 году Путин не сможет выдвинуть свою кандидатуру.

Коалиции удается привлекать больше внимания к себе за рубежом, нежели дома. В начале месяца Каспаров встречался в Праге на конференции по демократии с президентом Бушем. Внутри России организаторам приходится рассчитывать только на живое слово и Интернет, чтобы доводить до общественности информацию о своих политических митингах.

Три раза женатый 44-летний Каспаров в последнее время часто мотается между Москвой и Нью-Йорком. Его пресс-секретарь говорит, что жена Каспарова по соображениям безопасности с октября проживает в Нью-Йорке, где у нее родилась дочь. В Москве Каспаров живет на окраине вместе с матерью, которая планирует его встречи и наставляет его при проведении интервью.

Еще задолго до прихода в политику Каспаров поссорился со спортивными чиновниками, будучи восходящей звездой шахмат. Родившийся в советском Азербайджане, он так и не сумел приспособиться к коммунистическому режиму. Мать его армянка, отец был евреем. Урожденный Гарри Вайншток, он после смерти своего отца взял армянскую фамилию матери Каспарян. Позднее он поменял ее на более русскую фамилию Каспаров.

При помощи своей матери Каспаров уже в 17 лет стал гроссмейстером. В 21 год, разгромив всех своих соперников дома и за границей, он бросил вызов Анатолию Карпову, который тогда был чемпионом мира и уважаемой фигурой в Советском Союзе.

Они составляли резкий контраст между собой. Один из авторов статей из мира шахмат Габриэль Шонфельд сравнивал Каспарова с Михаилом Барышниковым, называя его игру 'вызывающе романтичной', полной смелых атак и риска. Карпов же, по словам Шонфельда, будучи на 12 лет старше, вел позиционную шахматную баталию в стиле советского аппаратчика.

Каспаров проиграл первые несколько игр в серии матчей 1984 года, но затем собрал силы и начал загонять Карпова в тупик. Тот после нескольких месяцев напряженной игры истощил свои силы. Глава Международной шахматной федерации остановил матч. Во время новой серии игр в следующем году Каспаров одержал победу и в возрасте 22 лет стал самым молодым в мире чемпионом мира.

Ранее хранивший молчание в вопросах политики, Каспаров начал критиковать советскую систему, которую он называл прогнившей до основания. Такая критика превратила его в любимца американских антикоммунистов. Центр политики безопасности (Center for Security Policy), являющийся аналитической организацией, выступающей в защиту мира с привлечением мощи и ресурсов США, в 1991 году наградил Каспарова званием 'хранитель огня' и включил его в состав своего консультативного совета, многие члены которого в прошлом работали в Пентагоне.

Каспаров говорит, что награду он принял, но никто не говорил ему о включении в состав совета, и он не был ни на одном из его заседаний. По его словам, когда политические противники начали поднимать этот вопрос, он добился, чтобы его имя убрали с вебсайта этого центра.

Антикоммунистические взгляды Каспарова поставили его в один ряд с теми, кого в США принято называть неоконсерваторами. Он стал внештатным редактором Wall Street Journal и автором статьей для редакционной страницы.

После первой войны в Персидском заливе Каспаров с горечью говорил о том, что Вашингтону не удалось отстранить Саддама Хусейна от власти в Ираке. В то же время, он хвалил НАТО за интервенцию и действия против этнических чисток в Косово. Россия эти действия осудила, назвав их американской агрессией. После терактов 11 сентября 2001 года Каспаров написал, что Соединенные Штаты должны преследовать своих врагов по всему Ближнему Востоку. Кроме Багдада, писал он, 'мы должны также разработать планы для Тегерана и Дамаска, не говоря уже об Эр-Рияде'.

У себя в России Каспаров вначале приветствовал приход к власти Путина в 2000 году. Он делал прогнозы о том, что Путин приведет во власть новое поколение прагматичных политиков. Но годом позже Каспаров заявил, что ошибся. Он осудил возврат советского национального гимна, вторжение в Чечню и преследование тех телеканалов, которые критиковали чеченскую войну.

Все это время он продолжал свою шахматную деятельность - писал книги, произносил речи и выигрывал на турнирах, создавая себе состояние. В 2005 году он отошел от шахмат, заявив, что в этой игре он 'сделал все, что хотел'. По его словам, в России, где Кремль по сути дела затыкает рот критикам, его больше привлекает политика.

В течение двух лет Каспаров странствовал по политической глуши, совершая поездки в провинцию и выступая с речами, которые никто не слушал. На юге России прокремлевски настроенная молодежь забрасывала его яйцами и обливала кетчупом. В Москве один молодой человек ударил его по голове шахматной доской.

Самой выдающейся оппозиционной личностью того времени был бывший премьер-министр Михаил Касьянов, которого Путин отправил в отставку в 2004 году. Касьянов оказался в тупике, пытаясь действовать в рамках системы. Его выступления прерывали выкриками, в залах часто по непонятной причине отключался микрофон.

Каспаров пошел на риск и начал взаимодействовать с более радикальными критиками власти. В начале прошлого года он заключил союз с писателем-авангардистом Эдуардом Лимоновым, возглавляющим нечто, называемое Национал-большевистской партией. Эта организация известна тем, что ее активисты захватывают здания, где заседает федеральная власть, и швыряют в ее представителей куски пищи. На флаге НБП соседствует советская и нацистская символика.

Такой альянс вызвал тревогу в рядах либеральной оппозиции. 'Каспаров очень смелый, но наивный человек, и то, что он сейчас делает, крайне опасно', - заявил лидер давно уже находящейся в оппозиции к Кремлю партии 'Яблоко' Григорий Явлинский.

'Другая Россия' провела свою первую демонстрацию на одной из площадей в Москве в декабре. Милиция арестовала сотни тех, кто пытался добраться до места проведения митинга из других мест. Организаторам пришлось отказаться от своих планов маршем пройти по улице до Кремля после того, как тысячи милиционеров со специальным снаряжением загнали в угол примерно 2000 участников митинга, выставив ограждения и перегородив дорогу грузовиками и водометами. В других городах власти не давали сторонникам Каспарова разрешения на проведение митингов и избивали демонстрантов.

На митинге в Москве в апреле этого года милиция избила и арестовала десятки демонстрантов. Милиционеры вытащили Каспарова из кафе, но он избежал ареста, поскольку телохранителям удалось его отбить.

Эти акты насилия, которые освещались в западных средствах массовой информации и показывались в России, закрепили за Каспаровым репутацию самого заметного лидера оппозиции. Опросы общественного мнения показывают, что россияне в основной массе не одобряют жестокое подавление митингов. Последние разгоны демонстраций были менее жестокими, поскольку власти начали задерживать и преследовать их организаторов еще до начала мероприятий вместо того, чтобы избивать демонстрантов, когда те уже вышли на улицы.

В преддверии намеченных на декабрь парламентских выборов и мартовских выборов президента в следующем году в коалиции начинают возникать трещины. Напряженность вызывает вопрос о том, кого выдвигать в президенты. Уволенный с премьерского поста Касьянов заявляет, что выдвигаться должен он. Но пока Каспаров поддерживает кандидатуру бывшего главы Центробанка Виктора Геращенко.

Некоторые из союзников Каспарова опасаются, что у 69-летнего Геращенко нет ни достаточной харизмы, ни энергии, чтобы бросить вызов пока не названному преемнику Путина. На Западе Геращенко обвиняют в том, что именно он несет ответственность за крах рубля в 1994 году. Однако, по мнению Каспарова, бывший советский чиновник станет хорошей приманкой для голосов коммунистов.

Сам Каспаров говорит, что не будет выдвигать свою кандидатуру, потому что это помешает ему играть роль посредника в довольно неустойчивой коалиции. 'Им нужен кто-то, чтобы объединять людей, - заявляет он, - а я хорошо известен, и мне нелегко заткнуть рот'.

Коалиция привлекла к себе представителей других политических партий. В нее вошел бывший главный экономический советник Путина Андрей Илларионов, а также экономист левого толка Михаил Делягин. В Санкт-Петербурге к демонстрантам из состава коалиции присоединилась партия ' Яблоко', отвергнув указания своего лидера Явлинского.

В последнее время наиболее активным союзником Каспарова стал Лимонов, чьи сторонники составляют самую стойкую часть уличных демонстрантов. В начале года партия Лимонова оказалась под запретом из-за нового закона о борьбе с экстремизмом. Более тридцати ее членов находятся в тюрьме по различным обвинениям.

Перед проведением в прошлом месяце демонстрации в Самаре во время саммита Лимонов и Каспаров планировали лететь туда одним рейсом. Лимонов приехал в московский аэропорт одновременно с Каспаровым. Он был с головы до ног одет в черное; своего лидера окружала группа плотных и крепких членов партии с короткими стрижками. Когда Лимонов и Каспаров подошли к стойке регистрации, майор из российской службы безопасности взял их паспорта и сказал, что у них не все в порядке с билетами. Он попросил их подождать в зале ожидания на верхнем этаже.

Время шло, и вскоре стало понятно, что служба безопасности будет держать их в аэропорту, пока не улетят все самолеты на Самару. Каспаров начал спорить с охраной, затем вынул мобильный телефон и стал звонить корреспондентам. 'Европейцам пора прекратить свои приятельские отношения с Путиным, - заявил он одному из репортеров, - они должны признать в нем главу авторитарного государства'.

Лимонов расхаживал по залу, теребил свою козлиную бородку и бросал сердитые взгляды. 'Раньше я орал и злился, но я в политике уже 13 лет, и мне это надоело, - заявил он, - мне нравится ездить с Гарри, потому что он кричит вместо меня и объясняет этим глупым иностранным репортерам одни и те же вещи снова и снова'.

Когда в Самару улетел последний самолет, служба безопасности отпустила эту пару. Каспаров созвал еще одну импровизированную пресс-конференцию, а затем вместе с охраной уехал домой.

Мать ждала его дома с поздним обедом - традиционной армянской долмой, супом и овощами. Каспаров ел мало, так как ему приходилось отвечать на телефонные звонки корреспондентов. Мать прервала его разговор, позвав сына дать срочное телефонное интервью одной из местных радиостанций. 'Гарри, иди сюда, - сказала она из угла гостиной, держа в руках трубку, - у тебя только сорок секунд'.

Каспаров подошел и взял трубку. 'Не спеши, и говори просто', - сказала мать. Интервью началось, и она повторила: 'Помедленнее, Гарри, не волнуйся'.

___________________________________________________________

Случайные союзники в российской политике ("The Washington Post", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.