Wednesday, June 20, 2007; 12:00 AM

В Праге, которую он посетил по пути на саммит "большой восьмерки", президент Буш Джордж (George Bush) подверг критике президента России Владимира Путина за то, что он не сотрудничает с Соединенными Штатами и их союзниками в сфере борьбы с общими для всех ракетными угрозами, заявив: "Владимир - ты не должен бояться системы противоракетной обороны ... почему бы тебе не принять в этом участие".

На саммите "большой восьмерки" Путин ответил на предложение Буша. Он удивил своих коллег - руководителей других государств, предложив превратить арендуемую Россией у Азербайджана радиолокационную станцию дальнего обнаружения в Габале в элемент совместной американо-российской системы противоракетной обороны. Данному предложению предшествовали многие месяцы усиливающихся разногласий, касавшихся планов администрации Буша разместить в Чешской Республике радиолокационную станцию, а в Польше - 10 ракет-перехватчиков для отражения возможной угрозы со стороны Ирана. Кроме того, Путин предположил, что в том случае, если Иран действительно создаст когда-нибудь баллистические ракеты дальнего радиуса действия, то ракеты-перехватчики можно разместить в Турции, на боевых кораблях, оборудованных зенитно-ракетной системой AEGIS, или даже на плавающих платформах в Каспийском море.

Российским властям, судя по всему, нравится застигать администрацию Буша врасплох. Генерал Юрий Балуевский, начальник российского Генерального Штаба, похвастался, что американские официальные лица испытали "шок и трепет", когда Путин озвучил свое предложение. Один из российских аналитиков сравнил этот ход Путина с резким ударом в пах.

Путин сделал это предложение на саммите потому, что ориентированная на конфронтацию стратегия, которой Россия придерживалась в отношении размещения системы противоракетной обороны в Европе, не смогла заставить США отказаться от их планов. В последние несколько месяцев правительство Путина отрицало существование ракетной угрозы со стороны Ирана, демонстративно проводило испытания новой российской межконтинентальной баллистической ракеты, способной преодолеть любую систему ПРО, и грозило выйти из договоров по контролю над вооружениями в Европе. Что более серьезно, высокопоставленные российские военные пригрозили навести свои ракеты на все элементы американской системы ПРО, которые будут размещены в восточной и Центральной Европе. Эти действия вызвали в столицах стран - членов НАТО опасение, но никак не паралич.

Предложение использовать Габалинскую РЛС гораздо лучше отвечает военным целям России, чем предшествовавшие ему атаки в лоб. В случае максимального успеха это предложение может подтолкнуть США к отказу от размещения системы противоракетной обороны в Польше и Чехии. Кроме того, оно как минимум может поспособствовать стабилизации отношений России со странами - членами НАТО, которые ухудшились в последние месяцы, главным образом из-за споров по ПРО.

Идея Путина поставила администрацию Буша в сложное положение. Если Америка согласится на путинский вариант использования РЛС в Габале, то ей придется отказаться от ключевого элемента своей стратегии европейской безопасности - от размещения в Восточной и Центральной Европе элементов системы противоракетной обороны. Кроме того, Москва добьется своей давней цели - получит возможность принять участие в формировании зарождающейся структуры европейской системы противоракетной обороны в качестве равного партнера Вашингтона.

Вместе с тем, категоричный отказ может ухудшить отношения с европейцами и вызвать необоснованные подозрения в том, что администрация Буша планирует использовать систему ПРО против России. С точки зрения России, из-за близости Габалинской радиолокационной станции к Ирану она лучше подходит для борьбы с потенциальной иранской ракетной угрозой, чем станция, которую планируется разместить в Чехии. Вместо того, чтобы прямо выступать против планов США, противники размещения системы ПРО в Европе могут теперь называть Габалу в качестве альтернативы.

Американские чиновники назвали предложение Путина "интересным" и заслуживающим изучения. Администрация Буша согласилась вести, как выразился американский президент, интенсивный "стратегический диалог" по данному предложению и другим имеющим отношение к противоракетной обороне вопросам. Тем не менее, во время визита в Польшу, состоявшегося по окончании саммита "большой восьмерки", президент США вновь выразил заинтересованность в размещении системы ПРО в Чехии и Польше.

С технической точки зрения, было бы лучше, если бы Габалинская РЛС стала дополнением к РЛС, которую планируется разместить в Чехии, а не ее заменой. Администрация Буша хочет, чтобы радар Х-диапазона, который будет построен в Чехии, был способен отслеживать цели и наводить на них ракеты-перехватчики, предназначенные для уничтожения иранских наступательных баллистических ракет. Даже если переоборудовать Габалинскую РЛС дальнего обнаружения в радар, способный управлять ракетами, то из-за своего местоположения она все равно будет менее полезной при защите от иранских ракет, чем радар в Чехии. Баллистические ракеты, запущенные с территории Ирана, могут быстро миновать зону обзора любого азербайджанского радара.

Сейчас русские называют вариант с радаром в Габале альтернативой американской системе противоракетной обороны, которая может быть создана в Восточной и Центральной Европе. На саммите "большой восьмерки" Путин с угрозой отметил, что после принятия его предложения "не будет необходимости нацеливать наши ракеты на какие-либо объекты в Европе и Соединенных Штатах". Путин и Буш планируют обсудить данный вопрос более подробно на встреча 1-2 июля, которая пройден на семейном ранчо Буша в Кеннебанкпорте.

Несмотря на свои опасения, администрация Буша должна продолжать сотрудничать с русскими в вопросе возможного совместного использования Габалинской РЛС, оставляя при этом открытой возможность размещения элементов системы ПРО в Польше и Чехии. Тот факт, что данная РЛС не отвечает техническим требованиям, менее важен, чем потенциал американо-российского диалога, который может уменьшить негативные последствия споров по ПРО и может, в идеале, распространиться на другие важные вопросы безопасности.

Например, диалог может способствовать возникновению идей о том, как следует подходить к вопросам противоракетной обороны в соглашениях о стратегических вооружениях, которыми Россия и США планируют заменить договоры о сокращении стратегических наступательных вооружений, действие которых заканчивается через несколько лет. Он также может придать ускорение совместным усилиям двух стран, направленным на разработку международных соглашений по обеспечению безопасности ядерного топлива гражданского назначения. Москва и Вашингтон могут также выйти из тупика, в который зашел диалог по противоракетной обороне и придти к плодотворному сотрудничеству в сфере ограничения угроз распространения ядерного оружия и материалов третьими сторонами.

В свою очередь американские чиновники должны подчеркнуть русским, что единственный способ избежать размещения системы противоракетной обороны в Восточной и Центральной Европе будет заключаться в том, чтобы Москва сильнее надавила на Тегеран, вынудив его закрыть ядерные и ракетные программы. Если эти и другие усилия по изменению линии поведения Ирана не приведут к успеху, если американская технология противоракетной обороны шагнет далеко вперед, и если страны, в которых предполагается разместить элементы ПРО, все еще будут на это согласны, тогда следующая американская администрация будет принимать решение, стоит ли размещать систему ПРО в Центральной и Восточной Европе, даже за счет ухудшения отношений с тем, кто заменит Путина на посту президента России в 2008 году.

Ричард Уэйц - старший научный сотрудник Хадсоновского института (Hudson Institute)

___________________________________________________________

Добро пожаловать на наш ржавый и грязный радар ("The International Herald Tribune", США)

Почему Соединенные Штаты могут отвергнуть план Путина ("United Press International", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.